Неожиданная весть об отречении от служения Папы Бенедикта XVI, облетевшая мир 11 февраля, глубоко потрясла не только католическую Церковь, но всех христиан и международное общественное мнение. В его состоянии постепенного угасания сил, о котором он сам сказал, решение оставить понтификат можно воспринимать лишь как акт великого мужества и образцового смирения.

В нашем мире, где не имеющие власти отчаянно пытаются овладеть ею, а те, кто обладает ею, пытаются не потерять ее любой ценой, тихий голос предстоятеля самой многочисленной в мире христианской Церкви, говорящего о том, что он добровольно отказывается от своих полномочий в связи с физической слабостью и ради блага Церкви, звучит вразрез с распространенным образом мышления. Папа Бенедикт XVI еще раз проявил себя последовательным в своей линии моральной целостности и отказа от компромиссов.

Конечно, мы еще не отошли от шока, вызванного отречением Бенедикта XVI, чтобы пытаться подвести какие-то итоги его понтификату. Однако я бы сказал, что одним из ключей толкования личности этого Папы и его понтификата, вероятно, является именно эта последовательность в соблюдении традиций Церкви, в его устойчивости перед преходящими веяниями и сильным давлением господствующей культуры.

Читайте также: Кто станет следующим папой?

Папа Ратцингер является богословом высокого уровня и, несомненно, одним из самых авторитетных современных католических богословов. Его богословская деятельность до восшествия на папский престол и после – от его книг о личности Иисуса, до его энциклик и апостольских обращений, от Декларации Dominus Iesus до Катехизиса Католической Церкви – представляет собой значительный вклад в современное католическое богословие. Одна из тем, к которой он чаще всего обращался, – тема отношений между верой и разумом, – находится в преемственности с тем, что уже было сказано его предшественником Папой Иоанном Павлом II.

Рождественская месса в Ватикан


Еще одна тема, близкая Папе Бенедикту XVI с самого начала его понтификата – это тема утверждения моральных христианских ценностей, его твердое «нет» диктатуре релятивизма. Мы, православные, полностью разделяем эту позицию. Сегодня во всем мире, но особенно в западном обществе, наблюдается опасная утрата всяческих моральных устоев.

Современный менталитет желал бы стереть всякую разницу между добром и злом. Экстремистский и воинствующий нравственный либерализм навязал понятие «политкорректности» в качестве новой массовой идеологии, ничем не отличающейся от абсолютистских идеологий политического максимализма, запятнавших собою XX век. Если внимательно почитаем Евангелия, то увидим, что милость Господа Иисуса по отношению к грешникам никогда не означала снисхождения к греху и не путала зло с добром. Лично я убежден, что Церковь сегодня, может быть, как никогда ранее, оставаясь открытой по отношению к любому, и предлагая путь спасения каждому человеку, должна дать верным очень четкие линии поведения. Я бы сказал, что нынешний Папа четко продемонстрировал, что открытость к диалогу не означает предательства заповедей Христа.

Также по теме: Брат Папы - Он сделал все, что мог

Его нередко воспринимали как консерватора или традиционалиста, и такая слава принесла ему критику и некоторую непопулярность. Полагаю, что в связи с этим важно прояснить, что значит традиция для нас, христиан. Христианство является религией “уже” и “еще не”, то есть, религией, в которой встречаются трансцендентность и имманентность, земная жизнь и жизнь вечная. В самом деле, Христос уже воскрес раз и навсегда, как первенец нашего общего воскрешения; но “обожествление” каждого из нас находится еще в процессе. Поэтому Церковь имеет особые отношения со временем. Церковь – а под ней я подразумеваю апостольские церкви – всегда пребывает в том continuum, которым является традиция. Это слово, как на латыни (traditio), так и на славянском (предание), указывает на передачу веры. Свидетельство, которое мы получили от апостолов и от тех, кто нам предшествовал на пути к Богу, мы должны передать в целости и сохранности будущим поколениям. Поэтому мы ответственны за точность этой передачи.

Несомненно, Бенедикт XVI как Папа, точно так же, как Йозеф Ратцингер в качестве богослова, является человеком преемственности, верности этой передачи, то есть, преданию. Богословом преемственности он был также в своем восприятии Второго Ватиканского собора. С точки зрения православного богословия последний Собор католической Церкви также следует оценивать не как момент разрыва с прошлым, но с точностью до наоборот: поскольку и насколько он обозначил возвращение к традиции.

Одной из черт понтификата Бенедикта XVI стало значительное улучшение отношений между православными и католиками и, особенно, между Римом и русской православной Церковью. Папа прекрасно знаком с православием; его любовь к традиции делает его близким нему. Также следует сказать, что личное знакомство положительно влияет на межцерковные отношения.

Читайте также: Sina Weibo - Папа уходит?

Патриарх Кирилл до того, как был избран предстоятелем русской православной Церкви, целых четыре раза встречался сначала с кардиналом Ратцингером, а затем с Папой Бенедиктом XVI. Также и я, после того, как стал преемником нынешнего Патриарха на посту главы Отдела внешних церковных связей нашей Церкви, трижды был принят на частных аудиенциях Папы. Я буду всегда помнить об этих наших беседах и о нем как личности. Не думаю, чтобы можно было говорить, что его позиция богослова, человека четких мыслей, зачастую противостоящих господствующей культуре, была в ущерб его позиции пастыря. Бенедикт XVI – человек скромный, понимающий, большого смирения и мудрости.

Папа Римский Бенедикт XVI


Между православными и католиками и сегодня остаются спорные богословские вопросы, ждущие своего разрешения, и исторические раны, которые нужно исцелять. Я имел возможность изложить непосредственно Папе мое личное видение состояния наших отношений и перспектив богословского православно-католического диалога во время личных бесед с ним. Должен сказать, что испытываю некоторое смущение в отношении диалога, который ведет смешанная богословская Комиссия: я считаю, что в ближайшем будущем вряд ли можно ждать от него очевидного прогресса. Несмотря на это, наши позиции в других областях совпадают полностью, либо близки. Например – позиции по этическим вопросам. Следовательно, мы должны вкладывать силы в эти области, действовать вместе, чтобы утверждать этические ценности христианства. Я сказал об этом Папе и нашел с его стороны полное понимание.

Так же по теме: СМИ Ирана об отставке Папы

Еще одна область, в которой мы можем и должны действовать вместе – это защита гонимых христиан. И здесь я имею в виду не только Африку, Ближний Восток или некоторые азиатские страны, но и саму Европу, где христиане нередко становятся жертвами маргинализации, где их голос пытается заглушить господствующий секуляризм, для которого религия является чем-то, что касается лишь сферы личной жизни человека, и не должна никак отражаться в социальной жизни. Папа Бенедикт XVI сделал и сказал много - как в защиту гонимых христиан, так и в защиту забытых или попираемых христианских ценностей. В нем мы имели хорошего союзника.

Теперь, своим отречением от престола Папа преподал миру урок смирения и мудрости. Несколько дней назад в русской Церкви мы праздновали Сретение Господне. Как не вспомнить здесь песнь мудрого Симеона, которого наше предание называет Богоприимцем: «Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко, по глаголу Твоему с миром». Пастырю и христианину Бенедикту XVI мы желаем многая, плодотворная и мирная лета. Что касается нас, то себе мы желаем, чтобы положительная динамика в отношениях между Русской Православной Церковью и Римско-католической Церковью продолжилась при его преемнике.

Статья митрополита Иллариона опубликована в ватиканской газете «Оссерваторе Романо» 23 февраля 2013 года.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.