Atlantico: По данным Европейской комиссии, в 2013 году еврозону ждет рецессия (-0,3% ВВП), Великобритания лишилась рейтинга ААА, а в экономике США, как сообщают в американском Министерстве торговли, в четвертом квартале 2012 года также наметился спад... Получается, что ни у одного из западных государств по-настоящему не получается справиться с экономическим кризисом?

Жан-Люк Прута: Четвертый квартал принес США одно разочарование в плане экономической деятельности. Это объясняется определенным снижением трат, в том числе на военные нужды. Хотя американцы и привыкли к росту в 3-4%, он и сейчас ощутимо выше, чем в других странах, и составляет порядка 2%. Кроме того, безработица несколько уменьшилась, предприятия вновь вышли на относительно высокую доходность, а в банковском секторе восстановился порядок.

Еврозоне сложнее выйти из кризиса, потому что именно здесь были приняты самые масштабные экономические меры. Ведущиеся уже три года программы по сокращению государственных долгов и бюджетного дефицита серьезно отразились на конъюнктуре и стали препятствием для восстановления роста. Таким образом, в последних цифрах Европейской комиссии нет ничего удивительного: страны с самыми серьезными поправками в бюджете (в первую очередь, это Италия, Испания и Португалия) демонстрируют худшие результаты в плане экономического роста. На все это накладывается также и невозможность выкупа части их долгов Европейским центральным банком (в отличие от США и Великобритании), хотя такая мера может оказаться полезной для облегчения финансового бремени этих стран.

Как бы то ни было, одно лишь печатного станка недостаточно для восстановления экономического роста, так как Великобритания лишилась рейтинга ААА и тоже до сих пор не в состоянии выйти из кризиса. В этой стране проблемы банковского сектора проявились сильнее всего, а сама система погрязла в долгах больше чем во всех других странах Европы: частности это коснулось доступа к ипотекам для частных лиц. Кроме того, речь идет о практически полной национализации ключевых игроков британской экономики. Наконец, в отличие от США, которые самостоятельно монетизируют свои долги, британцы в значительной мере зависят от Европы. Рецессия в Италии и Испании, а также существенный спад во Франции не могут не отразиться на сбыте страны, половина экспорта которой идет в Европейский Союз. Пример Великобритании наглядно демонстрирует, что хотя монетизация долга и может дать передышку, чудес от нее ждать не стоит.

— В Европе наблюдается более сильный спад, чем в экономике других западных стран? Какими могут быть долгосрочные последствия?

— США только начали приниматься за решение вопроса дефицита бюджета, Япония так и не приняла каких-то особых мер, тогда как Великобритания слишком сильно разбросала их по времени. В отличие от них Европа начала самые серьезные программы по выходу из кризиса на уровне дефицита и улучшения конкурентоспособности. Испания, Португалия и даже Италия серьезно поработали над сокращением расходов, что позволяет им практически вплотную подойти к профициту, пусть и в ущерб для роста экономики в краткосрочной перспективе.

Как ни парадоксально, но по сравнению с США и Японией, в еврозоне наблюдается куда меньше проблем с государственными долгами и даже текущим балансом. Все меры борьбы с дефицитом бюджета стоили ей нескольких пунктов экономического роста, однако все они дали целый ряд заметных результатов.

США и Япония, по всей видимости, не смогут до бесконечности откладывать эти проблемы. Так, в бюджетном комитете американского Конгресса полагают, что нынешних темпов роста будет недостаточно, чтобы справиться с текущим структурным дефицитом, и что для этого потребуются длительные программы. Американцы поняли, что проблема будет становиться лишь острее на фоне старения населения страны.

— Что насчет экономики развивающихся стран? Играют ли они до сих пор роль «двигателя экономики» для Запада?


— С осени 2012 года восстановление конъюнктурных показателей в США шло параллельно с улучшением перспектив в Китае: это касается роста индексов производства в сфере среднего и малого бизнеса, а также в области двухстороннего товарообмена. Тем не менее, хотя развивающиеся страны по-прежнему играют основополагающую роль, они теряют прежнюю значимость в плане движущей силы экономического роста.

Они больше не смогут воспользоваться ситуацией, которая сложилась в 2000-х годах, потому что в начале прошлого десятилетия экономический рост Китая и Индии в значительной мере опирался на экспорт в развитые западные государства, где спрос находился на стабильно высокой отметке. К тому же, экономический рост в США в настоящий момент составляет 2%, а не 3-4%, потому что граждане находятся в фазе погашения долгов и, как следствие, тратят меньше, чем в прошлом. Экспортные механизмы развивающихся стран тоже ослаблены, в связи с чем они останутся движущей силой экономического роста, но уже в меньших масштабах.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.