Вашингтон. – Власти Техаса, расследующие гибель усыновленного в России трехлетнего Макса Шатто, решительно отвергли заявления, сделанные в четверг российским омбудсменом по правам ребенка Павлом Астаховым. Он утверждает, что техасский социальный работник назвал мать мальчика ответственной за его смерть.

«Мы пока не заключили, явилось ли физическое насилие причиной смерти Макса Шатто, и не заключили, виноват ли в его гибели недосмотр со стороны матери», - сказал Пэтрик Кримминс (Patrick Crimmins), спикер техасского Департамента по охране детей в заявлении для РИА Новости.

«Заявлять, что мы приняли какое-то решение по этому делу, неуместно и некорректно», - говорится в заявлении.

Ведомство Кримминса расследует смерть ребенка, но окончательного заключения еще не было.

«Мы пытаемся установить, что мать сделала этому ребенку. Мы утверждаем, что пока не знаем, было ли совершено матерью, или кем-то иным, какое-то насилие в отношении этого ребенка. Мы этого не знаем», - сказал РИА Новости Марк Доналдсон (Mark Donaldson), шериф округа Эктор штата Техас.

В четверг в Москве на пресс-конференции Астахов процитировал слова техасского социального работника: «Я уверена, что мальчик умер в результате дурного обращения со стороны приемной матери». Он также сказал, что, по словам социального работника, лечение, которое получал мальчик, было «не оправдано и могло навредить его сердечно-сосудистой, эндокринной и пищеварительной системе».

Читайте также: Астахов поправился

«Это неточно», - сказал Кримминс.

На пресс-конференции было названо имя социального работника и некоторые российские СМИ его опубликовали. Женщина не ответила на звонки и письма РИА Новости с просьбой прокомментировать ситуацию, а Департамент по охране детей не подтвердил, что она работала по этому делу.

Макс Шатто, также известный под своим российским именем Максим Кузьмин, и его младший брат были усыновлены Аланом и Лорой Шатто (Alan, Laura Shatto) из Гардендэйла, Техас, в ноябре.

Доналдсон рассказал, что Лора Шатто сказала следователям, что 21 января она была с мальчиками на улице: ребята играли, она пошла в дом воспользоваться туалетом, а вернувшись, нашла Макса на земле без сознания. Скорая отвезла мальчика в больницу, где он умер.

Судмедэксперты сообщили РИА Новости, что на теле ребенка были синяки, но было не ясно, были ли они нанесены в ходе игры или являлись результатом жестокого обращения. О результатах вскрытия и судмедэкспертизы скоро будет известно, однако они не были обнародованы.

Нанятый семьей Шатто адвокат Майкл Браун (Michael Brown) заявил, что Лора Шатто не убивала своего приемного сына. В интервью Radio Free Europe/Radio Liberty он сказал, что «ребенок сам себе нанес синяки».

Марш оппозиции против «антимагнитского закона» в регионах России


Астахов также процитировал двух представителей офиса шерифа округа Эктор: «Смерть Макса Аллана Шатто – один из тех редких случаев, когда определить реального преступника очень тяжело. К сожалению, нет ни одного свидетеля. Мать мальчика Лора может быть не единственной подозреваемой».

Также по теме: Россия борется за сирот


«Цитата неверна. Я не верю, что они сказали “преступник”. Я говорил с ними и они отрицают, что говорили такое», - сказал Доналдсон РИА Новости в четверг.

«Я поверю в то, что это цитата, лишь в том случае, если у них есть запись разговора с этими людьми. Если записи нет, тогда я не поверю, что они сказали это», - сказал он.

«Мы даже не знаем, было ли совершено преступление», - добавил Доналдсон. Шериф сказал, что его представители действительно две недели назад встречались с российским чиновником и признал, что находит заявления Астахова несостоятельными.

«Люди не имеют ни малейшего понятия о том, что тут происходит, и высказываются, хотя они ничего не знают о том, что произошло», - сказал он.

Представитель Центра по делам усыновления Глэдни (Gladney), который занимался усыновлением Шатто, сказала РИА Новости, что власти исследуют то, как центр проверял родителей перед усыновлением, чтобы выяснить, действовало ли агентство в соответствии с государственными стандартами. В Департаменте по охране детей говорит, что это «обычная» мера в случае гибели усыновленного ребенка.

Читайте также: Смерть ребенка - международная реакция

«Учитывая международное внимание к гибели Макса Шатто, то, что власти штата Техас проверяют нашу деятельность и процедуры, абсолютно уместно», - сказала Дженнифер Латнер (Jennifer Latner).

«Мы предоставили всю необходимую информацию властям, которые пытаются выяснить, что произошло с Максом. Нас всех в агентстве глубоко опечалила смерть этого ребенка, и мы надеемся, что власти скоро завершат расследование», - добавила она.

Спикер Управления шерифа округа Эктор сказала, что родители «активно сотрудничают» с расследованием и «безутешны» в связи с гибелью ребенка. «Для них это трагедия», - добавила она.

Кримминс сказал, что Департамент контролирует семью Шатто, но не считает, что двухлетнему Крису Шатто, брату Макса, который также был усыновлен в России, грозит какая-то опасность.

«В подобных случаях мы стремимся обеспечить безопасность другим детям. Если возникает необходимость изъять ребенка из семьи, мы делаем это, если нужно что-то еще, мы также это делаем... Мы полагаем, что в семье ему ничего не грозит», - сказал Кримминс.