Ведущий экономический обозреватель The Financial Times Мартин Вульф отметил, что экономика Турции набирает силу, и подчеркнул: «Турция может обойтись без Европы, но на сегодняшний день Европа не может без Турции».

Мир охвачен серьезными потрясениями в экономике. Один из первостепенных вопросов, на которые экспертное сообщество пытается найти ответы, состоит в том, как справиться с углубляющимся в Европе и Америке экономическим кризисом. «Куда движется мировая экономика?» – с этим вопросом мы обратились к ведущему экономическому обозревателю The Financial Times Мартину Вульфу. В специальном для Yeni Şafak интервью Вульф дал впечатляющие оценки развития экономики мира.

Бурджу Булут: Какие изменения в мировой экономике ожидаются в ближайшее время?

Мартин Вульф
: Если говорить о долгосрочной перспективе, то можно утверждать, что развивающиеся страны продемонстрируют более быстрый рост, чем развитые государства. А эта ситуация внесет существенные коррективы в мировой рейтинг крупнейших экономик государств, обладающих влиянием на экономику планеты. Вскоре и в среднесрочной перспективе на развитые страны продолжит оказывать воздействие лопнувший с 2000 по 2007 годы кредитный мыльный пузырь и впоследствии разразившаяся – прежде всего в 2007 году – рецессия. Особые опасения вызывает дефляция, а именно тенденция устойчивого снижения индекса цен. Неудача финансовой системы может стать импульсом для депрессии в экономике. Однако, вопреки всему, по-видимому, США будут расти быстрее Европы.

– Чем вызван страх перед дефляцией?

– Речь идет как о падении производства, так и постепенном росте уровня безработицы. Положение тех, кто имеет постоянный доход, например, получает пенсию, в целом благоприятно, однако должники испытывают затруднения, поскольку каждый взнос процентов, выплачиваемых вами в инфляционной среде, приобретает силу более крупного приобретения, чем вы предполагали в тот день, когда взяли на себя долговые обязательства. Это подавляет любое намерение взять кредит, и, конечно, те, кто не в состоянии осуществить крупные инвестиции без кредита, не делают этого - ни индивиды, ни предприятия…

– Как можно оценить состояние Европы? О каких изменениях в развитии экономического кризиса в Европе можно говорить в 2013 году?


– По-видимому, кризис в Европе продолжится не только в 2013 году, но и в течение ближайших нескольких лет. О росте в зоне евро в предстоящем году и далее, очевидно, говорить не приходится. В колониальный период обладая силой, позволяющей оказывать влияние на формирование мира, и установив вместе с индустриализацией и модернизацией превосходство военного, экономического и политического дискурса, Европа сегодня ведет борьбу за выживание.

– В чем, по-вашему, состоит основная проблема Европы?

– Депрессия Европы обусловлена предоставлением технократам возможности решать судьбу союза и преобладанием механизма, при котором (особенно в процессе расширения союза), вместо политического участия и принятия решений с опорой на «общий разум», последнее слово остается за элитой. Такие страны, как Греция, Испания, Ирландия, которые сегодня не в силах справиться с кризисом, овладевшим их экономикой, были чересчур увлечены ожесточенной конкуренцией при вступлении в ЕС и не задавали коренных вопросов относительно механизмов принятия решений в союзе. Среди приоритетных для них целей были следующие: начало переговоров о членстве, возможность воспользоваться средствами фондов ЕС, «цивилизационная» миссия Европы и приобретение соответствующей идентичности. Однако вновь присоединившиеся к союзу государства проводили политику, которая была чрезмерно самонадеянной и, вместо производства, в гораздо большей степени отдавали приоритет расходованию фондов ЕС. Все это фактически стало официальным приглашением для кризиса с их стороны.

– Что сегодня говорится в Европе о Турции?

– Турция – очень сильная страна, и это неоспоримый факт, который принимают и страны в Европе, но не думаю, что сегодня у них есть возможность отвлечься от охвативших их экономических потрясений, внутренних проблем и споров, и следить за происходящими вокруг событиями.

– Министр торговли США Джон Брайсон отметил: «Турция – глобальный игрок в экономике». Что вы думаете по этому поводу?

– Конечно, это зависит от того, что вы вкладываете в понятие «глобальный игрок». Молодое и динамичное население Турции, по сравнению со стареющим населением западных стран, ставит Турцию в более выгодное положение. Турция может обойтись без Европы, но Европа без Турции, на мой взгляд, - нет. Показатели экономического роста Турции в последние годы обеспечили увеличение уровня дохода и благосостояния. Турция – большая страна, которая обладает экономикой, с каждым днем набирающей силу. При этом в плане экономического роста за последние 10 лет Турция находится в наилучшем состоянии. Полагаю, что в 2013 году рост продолжится. Премьер-министр Эрдоган – очень сильный лидер, способный делать правильные прогнозы.

– Поддерживаете ли вы мысль о том, что новой супердержавой мира является Китай?

– Определенно. Убежден, что в новом миропорядке Китай будет постепенно упрочивать свое положение в качестве супердержавы.

– Почему Китай?

– Китай занимает первое место по объему международных резервов. В целом этот показатель предположительно равен 3,2 триллиона долларов и, по меньшей мере, 1,2 триллиона составляют казначейские облигации США. Эти резервы придают Китаю особую потенциальную силу. Кроме того, резервы, возникающие в связи с положительным сальдо платежного баланса, Китай, как империалистическая страна, преобразует непосредственно в инвестиции, кредиты. С существенным преимуществом: это инвестиции, которые принадлежат Китаю. В Китае, входящем во Всемирную торговую организацию, на сегодняшний день функционирует свыше 450 тысяч иностранных компаний. Они реализуют более половины совокупного экспорта Китая. Учитывая, что за последние три года международные инвестиции сократились более, чем на половину, и мировая экономика регрессирует, такие показатели Китая заслуживают внимания. Согласно прогнозам Организации экономического сотрудничества и развития, эта страна, которая в настоящее время по паритету покупательной способности является второй силой мира, к 2020 году может стать «новой экономической супердержавой». В одной из работ Goldman Sachs отмечается, что при отсутствии какого-либо серьезного политико-экономического кризиса или стихийного бедствия в 2050 году Китай достигнет размера ВВП 44 триллиона долларов и превзойдет показатели США.

– Иными словами, США уступят титул супердержавы Китаю?

– По всей видимости, так и произойдет. В ближайшие 10 лет США продолжат оставаться важной экономикой, но Китай будет расти гораздо быстрее. С другой стороны, Китай во многих областях создает трудности для США. Вашингтон испытывает потребность в новых сферах занятости, поскольку в течение нескольких лет американские компании переносят производственные мощности в Китай. Причина этого – не только дешевая рабочая сила, здесь важную роль играет и низкий курс юаня, который означает невысокую стоимость китайских товаров, идущих на экспорт. Поэтому, американцы желают, чтобы курс юаня повысился. Китай – крупнейший иностранный кредитор США, но Пекин не пользуется данным фактом как козырем, поскольку понимает, что падение стоимости американских государственных ценных бумаг принесет вред и ему самому.

– Каким, на ваш взгляд, будет важнейшее изменение в экономике в ближайшее время, и в какой области оно произойдет?

– Представляется, что курс нового технологического развития будут определять развивающиеся страны. Технологическая скорость, которая сегодня не является чрезмерно динамичной, в ближайшие несколько десятков лет под влиянием нового технологического потока превратится в доминирующую силу мира. К примеру, в последние годы, придавая большое значение развитию науки и технологии, руководство Китая применяет стратегию «возрождения страны за счет науки и образования» и начинает выделять все большее количество бюджетных средств в отношении мер, направленных на научные исследования и технологическое развитие.

– Считается, что новое открытие США – сланцевый газ – изменит балансы в экономике и вернет США статус супердержавы. Согласны ли вы с этим мнением?


– Да, сланцевый газ – это очень важное открытие, однако его эффективность напрямую связана с долгосрочной системой взаимодействия заинтересованных сторон. Сланцевый газ – природный газ, который существует в образованиях, называемых горными породами. Более того, его добыча оказалась не столь простой, как предполагалось, и, следовательно, цена достаточно высока. Ожидается, что инвестиции, которые необходимы для добычи сланцевого газа в США, достигнут 90 миллиардов долларов. Да, сланцевый газ может быть удобной возможностью для повышения производственных мощностей и создания новых рабочих мест, однако для этого необходимо время и дальнейшее развитие событий. Полагаю, что в краткосрочной перспективе сланцевый газ – не столь эффективный ресурс.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.