На прошлой неделе в Иране произошло событие первостепенной важности, о котором французская пресса и прочие СМИ, как ни странно, не сказали ни слова.

Глава влиятельного профсоюза работников автобусного парка Тегерана (и в этой связи самый известный и уважаемый профсоюзный деятель страны) Мансур Осанлу сделал торжественное заявление, отметив, что «сегодня в Иране существуют условия для смены режима».

Он произнес эти слова по Skype в эфире телеканала, который несколько месяцев назад создал человек, прекрасно известный читателям моих записок. Я неоднократно называл его самым серьезным противником иранского режима, который действует из-за пределов страны. Речь идет о политическом беженце Амире Джаханчахи, основателе оппозиционного движения «Зеленая волна» и авторе опубликованной в Париже книги «Иранский Гитлер».

Эта новость имеет большое значение, по меньшей мере, по трем причинам.

Прежде всего, это касается собственно личных качеств Осанлу. Этого лидера рабочего движения не раз задерживали и пытали, тогда как последние пять лет он провел за решеткой в одной из худших тюрем режима. С моральной стороны его можно назвать иранским Лехом Валенсой (Lech Walesa). Этот человек (теоретически) может призвать к забастовке всех сотрудников системы общественного транспорта и тем самым парализовать все движение в столице. Как отмечают англосаксонские наблюдатели, он впервые занимает настолько радикальную и жесткую политическую позицию.

Во-вторых, это связь (через него и политического лидера оппозиции в изгнании Амира Джаханчали) между различными составляющими гражданского общества (они действуют на всей территории страны и всеми силами стремятся к свободе) и теми группами, которые, в Лондоне, Париже или США подготавливают политический переходный процесс. Чего только у нас не говорили о них! Сколько раз мы слышали, что эти оторванные от корней интеллектуалы представляют только самих себя и ностальгируют по безвозвратно ушедшему Ирану. Теперь все это осталось в прошлом. Иранский Валенса, представитель трудящихся страны, страдающей от диктатуры, лидер народа, который больше не может мириться тяготами от санкций, вызванных невероятным упрямством обреченного режима, выбрал «Зеленую волну» для передачи послания надежды. Этот факт служит прекрасным доказательством взаимодействия внутренних и внешних сил, без которого попросту невозможна успешная революция, которая, быть может, начинает разбег в Тегеране.

Наконец, эта информация имеет ключевое значение потому, что многое говорит о настроениях в оппозиции с приближением июньских президентских выборов. Противники режима вынесли уроки из случившейся пять лет назад неудачи и последовавшей за ней пятилетки Ахмадинежада. До сих пор нет никаких новостей о Сакине Мохаммади Аштиани, несмотря на крупномасштабную кампанию поддержки. Отважному режиссеру Джафару Панахи на 20 лет запретили выезд из страны, тогда как большинство лидеров оппозиции до сих пор сидят за решеткой. Любые, даже самые скромные проявления инакомыслия неизменно встречают жесткий отпор… Но вот, по всей видимости, все же прозвучал ответ. Мы видим большую эффективность и прагматизм. Слияние движений сопротивления внутри и за пределами страны и стратегия призыва народа к демократическому неподчинению - такова, по всей видимости, новая линия иранской оппозиции.

Я не удивлюсь, если ближе к июню в стране раздадутся и будут услышаны призывы к забастовке.

Я не удивлюсь, если в Иране появятся и другие Осанлу, которые присоединятся к голосу их товарища, усилят его призыв.

Я знаю, что «Зеленая волна» установила контакты с представителями духовенства в Куме и Тегеране. Я знаю, что она пытается напомнить наименее скомпрометировавшим себя элементам стражей исламской революции о том, что на часах без пяти двенадцать, и что у них осталось совсем мало времени, чтобы избежать судьбы, которая обычно уготована палачам на службе рухнувших тиранов. Я не удивлюсь, если эти призывы дадут результаты.

Когда к тем, у кого ничего нет, присоединяются те, кто считал себя всем, но понял, что верность старым приказам может оказаться роковой ошибкой, значит, все созрело для перемен.

Время пришло. Определенно пришло. Ждать и помогать - такой распорядок дня для всех друзей Ирана. Нам никак нельзя упускать из вида важнейший момент в истории народа-мученика, в судьбе одной из величайших цивилизаций мира, которую унижают варвары. Сейчас, в этот самый момент в Тегеране решается будущее демократии в регионе, а также вопрос войны и мира во всем мире. Поэтому для нас было бы смертельно опасной ошибкой наблюдать за всем, сидя на диване.