Экономисты регулярно рассматривают связи между развитием и политическим режимом стран и утверждают, что богатство облегчает путь к демократии. Николя Бурзу вновь возвращается к этому принципу и пытается понять, возможна ли и обратная тенденция. Отрывки из книги «За шумом падающего дерева мы не слышим, как растет лес» (On entend l’arbre tomber mais pas la forêt pousser).

Экономисты уделяют большое внимание (это относительно недавно возникшая сфера исследований) связям между развитием и политическим режимом страны. Анализ продолжается, потому что объем материала для изучения просто безграничен, а последствия для благополучия человечества поистине огромны. Как бы то ни было, в настоящий момент наблюдается что-то вроде консенсуса. Демократия (demos — народ, kratia — власть) пускает корни, лишь начиная с определенного уровня экономического развития, и она обходится недешево. Для нее требуется проведение свободных, а, значит, контролируемых выборов. Для нее нужны честные политики и чиновники, которые должны сопротивляться коррупции и, следовательно, получать хорошую зарплату. Небогатым странам очень трудно позволить себе такую дорогую структуру, как демократия. В то же время в богатых странах с высоким уровнем образования демократия почти неизменно одерживает верх над губительными для свободы системами. Рынок и демократия усиливают друг друга.

Читайте также: Долгожданная лекция Бернанке о самоограничениях в экономике

Если богатство ведет к демократии, то верно ли и обратное? В своей знаменитой статье американский экономист Роберт Барро (Robert Barro) показал, что в современной истории подъем демократии способствовал развитию экономики стран с низким уровнем дохода. В то же время, начиная с определенного уровня богатства, демократия может сделать экономику менее гибкой. Так, демократическое давление приводит к принятию все более масштабных социальных программ, все больших налогов и все более суровых ограничений для предприятий. И это отрицательно отражается на экономическом росте.

Игры на валютном рынке


Получается, с определенного уровня нам нужно ограничить демократию и повернуться в сторону просвещенной диктатуры? Нет, отвечает нам Дени Родрик (Dani Rodrick). Дело в том, что демократия обладает и другими экономическими преимуществами помимо тех, о которых говорил Барро. В среднесрочной перспективе экономический рост заметно стабильнее в демократических странах. Внешние потрясения (экономический кризис у торгового партнера, нефтяной шок, паника на финансовых рынках...) ударяют по ним не так сильно. Система перераспределения влечет за собой формирование социальных программ (пособия по безработице, финансовая поддержка беднейших слоев населения, финансирование здравоохранения...), которые не дают рецессии погрузить часть населения в нищету и ввергнуть всю страну в социально-экономическую бездну.

[...]

Также по теме: 2013 год - защита демократии продолжается

Разве теоретики так называемых «идеальных» рынков не доказали, что одного рынка уже достаточно для социально-экономического оптимума? Да, но при этом часто упускают из вида, что подобное возможно лишь при условии, что у каждого будет достаточно ресурсов для выживания! В то же время общественное перераспределение при высоких налогах может перечеркнуть все стремления к инвестициям, предпринимательству, накоплениям... То есть, оно может стать тормозом для экономического роста. Наиболее либеральные эксперты одновременно правы и неправы. Они правы, когда утверждают, что перераспределение может затормозить рост. Но ошибаются, так как без вмешательства государства нет никакой гарантии, что общество придет к этому самому «оптимуму».

[...]

Азия сейчас представляет собой своего рода модный контр-пример. Разве в начале своего подъема Южная Корея, Сингапур и Китай не опирались на решительную стратегию, которая была нацелена на рыночную экономику, но в то же время не проявляли особого стремления к диалогу и просвещенному деспотизму? Такой аргумент свидетельствует о методологической (и к сожалению, частой) ошибке, которая заключается в формировании общих выводов на основе частностей. Ведь можно привести в пример, как минимум, не меньшее число стран с непросвещенными диктатурами, которые так до сих пор и не смогли выйти на достойный экономический уровень: Центральная Африка, Латинская Америка, Ближний Восток... И кто сказал, что Сингапур не могла постигнуть та же самая участь без железной руки Ли Куан Ю? Отдельный пример никогда не может служить доказательством и в лучшем случае лишь иллюстрирует его. Дать ответ на эти вопросы могут лишь полномасштабные глобальные исследования. А их результаты предельно прозрачны: демократия сама по себе не может быть препятствием для экономического развития.

Николя Бурзу, экономист, основатель и директор Asterès.