Ватикан — это карликовое государство-анклав (832 жителя на площади в 0,44 км² — 1/5 Монако!) на территории Рима, штаб-квартира Святого престола. Тем не менее, юристы считают, что это не настоящее государство, так как у него нет, собственно говоря, подлинных граждан (ватиканское гражданство связано с занимаемой должностью и автоматически теряется после ухода с поста), и оно не обладает полным суверенитетом на своей территории (здесь вмешивается итальянское государство). Кроме того, на международном уровне в качестве церковного правительства выступает не Ватикан, а Святой престол: именно он представлен в других государствах «апостольскими нунциями» (играют роль посольств) и обладает статусом наблюдателя в Организации объединенных наций.

Несмотря на все это, ватиканская дипломатия оставила заметный след в современной истории. Венский конгресс 1815 года положил конец революционным и наполеоновским войнам. Венская конференция 1961 года, на которой была принята знаменитая конвенция. Холодная война, когда Святой престол боролся с коммунизмом и (после ее окончания) выступал за демократизацию бывших стран Варшавского договора: самым знаменитым примером этого может служить «Солидарность», которой при поддержке церкви удалось пошатнуть диктатуру Ярузельского.

Монахиня сидит за колоннадой на площади Святого Петра в Ватикане


С точки зрения функционирования Ватикан — это выборная монархия. Папа избирается квалифицированным большинством в 2/3 голосов на всю жизнь, однако может отречься от престола, как это сделал Бенедикт XVI. Вообще, эта так называемая «абсолютная» власть Папы, которая шокирует чувствительные души, носит довольно-таки теоретический характер, потому что исполнительные полномочия передаются губернатору (он также отвечает и за дипломатические представительства). Кроме того, чрезвычайно влиятельная римская курия (некоторые кардиналы в настоящий момент открыто критикуют ее и называют «чересчур итальянской») и Конституция Ватикана значительно ограничивают поле для маневра Папы.

Читайте также: Почему моральное наследие христианства так живуче?

Что касается мифа о невероятном богатстве Ватикана, напомним сторонникам столь любимых Дэном Брауном (Dan Brown) христианофобских теорий заговора о том, что ватиканские финансы часто находятся в дефиците, что пожертвований верующих становится все меньше, что принадлежащие ему земли требуют на свое содержание больше денег, чем приносят, и что ему нужно платить зарплату тысячам работников Святого престола (в том числе 800 священнослужителям). К тому же, когда в бюджете все же вырисовывается некий «профицит» (доходы от туризма, продажа священных предметов, марок и т.д.) его нельзя даже сравнивать с многомиллиардными поступлениями в казну Саудовской Аравии («исламский Ватикан») или других нефтяных монархий Персидского залива. Речь идет всего о нескольких десятках миллионов евро, которые по большей части идут на покрытие текущих расходов, а не в карманы Папы, в отличие от лидеров сенегальских суфитов, Ага-хана (лидер исламистов) или далай-ламы. Сам Бенедикт XVI получает лишь скромную пенсию в 2700 евро в месяц...

Африка и Азия: новая территория христианства

Сенегальский кардинал Теодор Адриен Сарр


Хотя католическая церковь сталкивается с серьезнейшей критикой в Европе, прежде всего во Франции, Испании и Ирландии, где ведется поистине беспрецедентная кампания по ее дискредитации, она все равно остается крупнейшей религией мира и занимает одно из первых мест по количеству активных прихожан. Число католических верующих становится все больше в Китае (вопреки репрессиям), Индии и Южной Корее, где католицизм считается более «современной» верой, чем буддизм, несмотря на популярность последнего среди европейских любителей модных тенденций.

В Африке католическая церковь действует динамичнее и усерднее, чем когда бы то ни было, несмотря на двойную «конкуренцию» со стороны (зачастую агрессивного) ислама и активно набирающего сторонников протестантизма. У нас слишком часто забывают или просто не знают, что в отличие от других церквей и религий, католицизм не ограничивается лишь собственной паствой, а обращается ко всему человечеству (отсюда и его название от слова catholicos — всеобщий, вселенский). Кроме того, у нас слишком часто молчат о том, что церковь чрезвычайно разнообразна, что в нее входит множество течений, например, восточные марониты, которые уже давно разрешают священникам жениться, или африканская церковь, чья автономия позволяет ей примирить католические догмы с национальной культурой.

Также по теме: Теракты смертников противоречат нормам ислама

Геополитика и стратегия Ватикана

Как говорил Папа Иоанн XXIII в конце 1960-х годов, «стратегия католической церкви нацелена на достижение двух задач: умиротворение международных отношений и расширение ее влияния через глобальное пастырство». Другими словами, ее цель — это некий pax catolica, который направлен на формирование «мирного и гармоничного международного сообщества».

Рождественская месса в Ватикан


Тем не менее, вместо того, чтобы привлечь внимание к гуманитарной, просветительской и философской работе церкви по всему миру, ее помощи бедным (египтяне в Каире, оказавшиеся на дне общества, люди в европейских промышленных городах, индийские «неприкасаемые», которым помогли встать на ноги школы матери Терезы и т.д.), у нас в «постхристианской» Европе предпочитают зацикливаться на ужасных случаях педофилии... А они, увы, существуют повсюду, во всех образовательных, религиозных или общественных кругах, в условиях христианской, мусульманской, иудейской, буддисткой или индуисткой веры или вообще атеизма. Это случается везде, где взрослые находятся рядом с детьми, начиная даже с семьи, в обществе любых государств. К чести Бенедикта XVI, он признал эти ужасы (пусть речь идет о крайне редких случаях, они все равно неприемлемы) и начал с ними борьбу. Дело в том, что в других образовательных некатолических кругах руководству, знавшему о существовании подобных явлений, не хватило смелости, чтобы открыто заявить о случившемся и сражаться с посягательствами на физическую и духовную неприкосновенность детей, которые каждый год тысячами подвергаются насилию во множестве стран, где нехристианские религии никогда не поднимают подобных вопросов... Католическая церковь, в свою очередь, является единственной религией, которая принимает внутреннюю и внешнюю критику.

На самом деле геополитика Ватикана представляет собой антипод политкорректности и глобального материализма, который пытается все больше овеществить человека: защита человеческого достоинства, жизни, свободы совести, мира и равенства. Все это подразумевает право на образование, питание, воду и физическую неприкосновенность, а также осуждение пыток и терроризма. В целом светские и зачастую христианофобские умы зачастую смущает тот факт, что католическая церковь продолжает называть себя religio vera... Но разве она могла бы выжить, если бы утверждала обратное? Столь же неприемлемо для «диктатуры релятивизма» прозвучали и слова Бенедикта XVI, который во время выступления в Регенсбурге напомнил мусульманам и материалистам, что у разума без веры нет души, и что вера без разума — всего лишь слепой фанатизм.

Фреска Микеланджело "Сотворение Адама"


Читайте также: Мусульмане в католических школах

Католическая церковь не может поступить иначе, кроме как и дальше следовать против течения, критикуя релятивизм, однополые браки, эвтаназию, аборты, евгенику, женитьбу священников и т.д. Но что мы подумали бы о церкви, если бы та согласилась принять это «движение», тогда как большинство самых ревностных верующих наоборот хотят, чтобы она и впредь оставалась главным мировым полюсом сопротивления маркетинговой глобализации и отуплению людей торгашеской контркультурой McWorld ...

Верующие и даже неверующие ждут от церквей, чтобы те были духовной опорой, настоящим столпом, без которого человеку не удалось бы жить, не скатившись в варварство. Две последних попытки избавиться от иудейской и христианской религии, а именно нацизм и коммунизм, показали, чем может стать общество без понятий о добре и зле... Сейчас в мире набирают обороны два новых тоталитарных течения: нигилистский и торгашеский материализм с его материалистским варварством и радикальный исламизм, который предлагает подчинение коранической теократии. В таких условиях послание христианства, которое озвучивает в первую очередь католическая церковь, выглядит как некий средний путь, путь уважения к человеческой личности для ее расцвета, потому что лежащие в основе христианства любовь и прощение являются единственной возможностью для гармоничной жизни людей. Революционные и в хорошем смысле даже подрывные идеи церкви, вероятно, и стали причиной нападок со стороны последователей джихада и глобализма, которые всегда были врагами
гуманистской цивилизации.

Александр дель Валль признанный геополитик, преподаватель международный отношений в Университете Метца и сотрудник газеты France Soir.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.