О стратегии Китая в Центральной Азии и о комплексе сложных политико-экономических отношений в регионе мы поговорили с директором программы International Crisis Group в Центральной Азии и автором доклада «Проблема Центральной Азии для Китая» (China’s Central Asia Problem) Дейдра Тинон.

Стабильность – фасад

- Госпожа Тинан, в докладе Вы пишете о том, что китайские власти предпочитают иметь дело с авторитарными режимами Центральной Азии. Другими словами, их вполне устраивает статус-кво. Но насколько такое состояние дел может сохраняться в обозримой перспективе?

– Выбор у китайских властей невелик. Они вынуждены вести дело с нынешними властями. Жесткая иерархия власти в Центральной Азии в целом и в Казахстане в частности – это факт. Властная элита чрезвычайно влиятельна и богата и действует почти исключительно в собственных, а не в государственных интересах.

С одной стороны, такая структура власти делает чрезвычайно простым и однозначным ответ на вопрос, с кем надо иметь дело, реализуя бизнес проект в регионе. Но с другой – мы наблюдаем растущее понимание в Пекине того, что регион Центральной Азии – это регион совершенно небывалой коррупции. И это понимание вызывает не просто недовольство у китайских чиновников, но и практически открытую неприязнь. Ведь они начинают понимать, что возможности развития их бизнеса никогда не выйдут за рамки, определенные интересами коррумпированной элиты.

Читайте также: Афганистан и стабильность в Центральной Азии

- И как тогда будет развиваться экспансия Китая в регион? Каковы Ваши прогнозы?

– Они будут продолжать инвестировать. Прежде всего в сырьевой сектор, в развитие инфраструктуры. В этой связи Китай, конечно же, беспокоит Таможенный союз, так как его создание ограничит возможности для экспорта китайских товаров. Важное значение имеет осознание культурной близости обеих регионов – Синьцзянского района КНР с одной стороны и Центральной Азии – с другой. В Пекине надеются на то, что развитие экономических связей в регионах будет способствовать в целом стабильности на этих территориях и поможет преодолеть множество других проблем.

Китайские женщины-пилоты истребителей


- В исследовании говорится о том, что развитие ситуации в регионе может пойти по самым невероятным сценариям. Можете представить хотя бы один?

– В экспертном сообществе все прекрасно отдают себе отчет в том, что стабильность в Центральной Азии – это фасад. Чаще всего упоминают Кыргызстан. Но если посмотреть внимательно на Казахстан, который пытается позиционировать себя как исключительно стабильное государство, то нетрудно найти там множество факторов, которые формируют основу для серьезного социального конфликта. Это прежде всего экономическое неравенство и коррупция, которая пронзила все сферы жизни. Другими словами, главной проблемой для стабильности региона являются не внешние, а внутренние угрозы.

Конечно, это не означает, что угрозы со стороны Афганистана нет. Это серьезный фактор. Но внутренние риски имеют огромное значение.

Также по теме: Если бы Китай занимал «жесткую и непримиримую» позицию, то Азия была была бы совсем другой


Китай закроет границы

- Насколько упомянутые Вами внутренние факторы нестабильности могут повлиять на поведение Китая в регионе?

– До сих пор, и мы это видим, основой для китайской стратегии в регионе является политика невмешательства в политические дела региона, даже несмотря на миллиардные инвестиции. Таким образом, мы предполагаем, что, скорее всего, в случае серьезных проблем китайские власти предпочтут просто закрыть границы.

Мы все-таки не думаем, что Китай будет расходовать свои военные ресурсы на вмешательство во внутренние дела региона. Равно как и тратить свой политический капитал. Но это, повторяю, исходя из нынешних оценок. Что будет в перспективе нескольких лет, предсказывать мы не беремся.

- Вы думаете, Китай может проводить свою собственную политику в регионе, не озираясь на интересы Москвы?

– Китай действует в регионе предельно осторожно, прежде всего из-за уважения к России в частности, и к законам дипломатии в целом. Власти КНР признают то, что называется сферой особых интересов России. Тем не менее реальность состоит в том, что Китай просто тратит намного большие суммы денег в регионе. Российские вооруженные силы уже не те, что были раньше, и Китай может позволить себе более активные действия там, где раньше исключительно доминировала Россия. И у Китая есть деньги для того, чтобы реализовать свою стратегию влияния.

Читайте также: Как американские военные намерены осуществлять обамовскую «привязку к Азии»

- Как далеко может зайти Китай, с Вашей точки зрения, пытаясь защитить свои инвестиции?

– Это очень хороший вопрос. Мы должны принять во внимание тот факт, что большая часть китайских инвестиций сделана в объекты, которые очень сложно защитить традиционными методами. Речь идет о нефтепроводах, которые пролегают по пустынной территории протяженностью тысячи километров. Эти объекты могут стать легкой добычей любой террористической группы.

Китай рассчитывает, что страна, на территории которой расположены эти объекты, будет обеспечивать их безопасность. Но я не уверена, что и Казахстан обладает реальными возможностями защитить китайские инвестиции. И мне представляется, что в Китае сегодня еще не слишком отдают себе отчет в этом. Я думаю, что они должны относиться к этой теме с большей серьезностью.

- Как Вы считаете, у Китая есть оперативные планы действия в регионе в ответ на разные сценарии развития ситуации после вывода войск из Афганистана?

– Пока мы видим, что в своих действиях в отношении Афганистана Китай руководствуется обычной теорией – экономические инвестиции. И основной расчет состоит в том, что ему удастся реализовать свои инвестиционные планы в регионе.

Также по теме: Китай берет курс на «новый интернационализм»

Конечно, речь идет не об инвестициях, необходимых для индустриального развития страны, а о разработке ресурсов, которые затем будут вывезены в Синьцзян и использованы для развития этого региона КНР. В случае успеха эта стратегия позволит китайским властям говорить о том, что их инвестиции способствуют стабильности в регионе в целом.

Съезд Коммунистической партии Китая


Но я вижу некоторые перемены в этой стратегии. Они начали происходить совсем недавно. В Китае, кажется, начинает утверждаться мнение, что они могут и должны предпринимать большие усилия в Афганистане. В частности, они уже заявили, что могут принять участие в обучении местной полиции. Но пока это очень скромные изменения в стратегии. И мы не рассматриваем сценарий, по которому Китай полностью заменит США в этой стране после вывода оттуда войск коалиции.

Политика дает сбои

- На протяжении веков, если не тысячелетий, Китай стремился не захватывать соседние регионы, а включать их в свою политико-экономическую систему. Но в то же время Вы подробно описываете «анклавный» подход, который реализуется сегодня на практике в инвестиционной сфере. Как будет развиваться ситуация, учитывая два таких разных подхода?

– Я думаю, что сегодня в Китае начинает развиваться то, что в мире принято называть «социальной корпоративной ответственностью». Прежде всего потому, что нынешняя политика, которая состоит в заключении сделок с местной коррумпированной элитой в столице, а потом в работе на местах без оглядки на настроения местного общества, начинает давать сбои.

Читайте также: Азия сегодня - как Европа перед I Мировой войной

В Пекине – информированные люди, они понимают, что надо менять принципы работы. Но им пока не очень понятно, какие действия им следует предпринимать, чтобы изменить сложившуюся неблагоприятную ситуацию и как-то устранить эти серьезные риски. Не только с точки зрения защиты своих инвестиций, но и с точки зрения политических рисков тоже. Но сам факт, что в Пекине отдают отчет в наличии такой проблемы, уже очень важен.

- Мы действительно можем говорить о новом издании «большой игры» в регионе, в которую вовлечены и Россия и Китай и США?

– Представление о развитии ситуации здесь как о «большой игре» лишь отвлекает внимание от понимания сути происходящих процессов. На самом деле сегодня главные противоречия, например, между Россией и Китаем, проявляются внутри ШОС.

Вспомните, как в прошлом году Китай сделал объявление о фонде размером в 10 миллиардов долларов – своего рода пакете экономической помощи. Этот пакет Китай подготовил уже как минимум за год до заявления, сделанного в июне 2012 года. И причиной этого молчания было несогласие России с этой инициативой. Просто потому, что эта инициатива выбивала инициативу у России.

- Каковы Ваши прогнозы в отношении позиции США в Центральной Азии?

– Я думаю, что США сохранят свои интересы в регионе в перспективе как минимум пяти лет. То есть не стоит ожидать, что с уходом войск из Афганистана интерес США к региону исчезнет целиком и полностью. Но следует ожидать его снижения.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.