Перевод предоставлен изданием «Курсор» (Израиль)

Отличие цивилизованного государства, в котором соблюдается закон, от государства, скатывающегося к анархии, заключается не в отсутствии или наличии инцидентов, связанных с насилием на этнической, националистической или конфессиональной почве.

Подобные инциденты происходят во всех странах. К большому сожалению, в последние годы их число постоянно увеличивается. В Великобритании, например, в течение одного лишь года были совершены 44 преступления на почве ненависти (86% на национальной и конфессиональной почве). В Германии в течение одного года были зарегистрированы 2636 подобных инцидентов, включая физическое насилие.

Можно упоминать одну страну за другой, вести счет тысячам преступлений на почве ненависти, включающих физическое насилие. До тех пор, пока речь идет о мизерном меньшинстве, которое совершает подобные преступления, до тех пор, пока преступники не пользуются широкой поддержкой, до тех пор, пока правоохранительные органы и судебная система безжалостно, не проявляя ни малейшей снисходительности, занимаются подобными инцидентами – мы можем говорить об отдельных проявлениях ксенофобии и расизма, но не о расистской политике государства.

Сторонники партии «Авода», которую возглавляет Шели Яхимович


Читайте также: Что означает реформа власти в понимании Израиля

Поскольку все еще  отсутствует четкое определение того, что является преступлением на почве ненависти (имеют место разные методы определения), трудно провести сравнение между разными странами с учетом размера населения каждой из них. Несмотря на последнюю волну подобного рода инцидентов в нашей стране, слишком рано утверждать, что в Израиле регистрируется больше преступлений на почве ненависти, чем в любом другом, нормально функционирующем, государстве. Но есть одна проблема. То, что может превратить Израиль в расистское государство, отнюдь не сам факт наличия подобного рода одиночных преступлений, а снисходительное отношение к ним со стороны общества и властей.

Каждый вменяемый политик, общественный деятель, каждый высокопоставленный представитель судебной системы и правоохранительных структур публично осуждает проявления ксенофобии и расизма. Но как только дело доходит до наказания, поднимает голову монстр неоправданного снисхождения к преступникам. Хотелось бы спросить: разве подобные преступления, совершенные арабами против евреев, были бы встречены с такой же снисходительностью и готовностью прощать?

Также по теме: Почему в Израиле так мало арабских студентов?

Подобная снисходительность была характерна в прошлом и для европейских государств. Когда количество такого рода явлений начало резко возрастать, власть приступила к делу. Появилось соответствующее законодательство, были ужесточены наказания. Государство предприняло серьезные усилия в борьбе с проявлениями расизма, за которыми следовало физическое насилие. Израиль, несмотря на национальный конфликт, всегда отличался относительно небольшим числом инцидентов, связанных с насилием на почве расизма.

Однако резкий рост подобных инцидентов за последний год свидетельствует об изменении тенденции. С нами происходит нечто очень плохое. И сочетании роста насилия на почве этнической и конфессиональной ненависти со снисходительным отношением государственных структур к такого рода явлениям может стать для Израиля крайне опасным.

Насилие, связанное с расизмом, само по себе является социальным злом – где бы они ни происходило. Однако в Израиле, государстве, которое было создано потому, что евреи страдали от расистского насилия в разных странах мира, данное явление категорически неприемлемо. Это явление особенно опасно в Израиле – потому что местные зачинщики ксенофобных нападений, это именно то, что ищут враги нашего государства. То, в чем они нуждаются, для оправдания своей ненависти к нам.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.