Мы не понимаем. Мы на самом деле не понимаем. Возможно, мы больше не знаем – в военном смысле – как можно победить, но как общество мы не знаем и того, как нужно проигрывать. Мы не признаем поражение, даже если смотрим ему прямо в лицо, когда ничего – совсем ничего – не работает так, как запланировано. Возьмем в качестве Примера А 10-ю годовщину вторжения Джорджа Буша-младшего в Ирак. То, что происходило в этой стране, можно назвать полнейшей катастрофой, начиная с апреля 2003 года, когда американские войска впервые вошли в горящий и разграбленный Багдад («такое случается») и когда их отправили охранять только Министерство внутренних дел (то есть секретную полицию) и Министерство нефти (думаю, вы догадываетесь, что это такое), и заканчивая декабрем 2011 года, когда последнее американское боевое подразделение покинуло территорию страны под покровом ночи (солгав при этом их иракским коллегам о том, что они на самом деле делали).

Как оказалось, в стране, в которой мы намеревались нести гарнизонную службу всю жизнь (под благодарные возгласы ее жителей), при этом распространяя Пакс Американа на оставшуюся часть региона, мы оказались лишними. Правительство, которому мы во многом помогли прийти к власти, выбрало Иран в качестве своего союзника и делового партнера. Постоянные базы, которые мы выстроили, потратив на это миллиарды долларов, теперь превратились в разграбленные города-призраки. Реконструкция страны, к которой мы стремились, оказалась всего лишь фарсом. А организация, с гордостью носящая название «Аль-Каида», которой не было в Ираке до нашего прихода, теперь цветет пышным цветом в этой нищей стране. И это всего лишь начало длинного списка наших неудач.

Читайте также: Мифы об истории США

Тем не менее, для американцев есть одно достижение, которое по своей значимости превосходит все вышеперечисленное, - достижение, которое первым приходит на ум, когда речь заходит об Ираке. Разумеется, я говорю о «наращивании», о тех пяти дополнительных бригадах боевых войск, которые в 2006 году отчаявшийся президент решил отправить в оккупированную страну, погибающую в водовороте мятежей и гражданской войны на религиозной почве. Следует признать, что генерал Дэвид Петрэус (David Petraeus), руководивший этим наращиванием, позже станет главным действующим лицом скандала, разгоревшегося вокруг его связи с личным биографом. Тем не менее, как мы узнали во время заседания Сената, где обсуждалась кандидатура Чака Хейгела (Chuck Hagel) на должность главы Пентагона, вопрос – по сути, лакмусовая бумажка, если речь заходит об Ираке – остается прежним: была ли стратегия наращивания, которую он вел, выдающимся достижением или просто успехом, который заключался в подкупе суннитской оппозиции и создании в стране видимости относительного – весьма относительного – спокойствия? Можно ли назвать это причиной того, что мы покинули разрушенный Ирак (и отказались от всех имперских амбиций Вашингтона) – как сказал президент Барак Обама – «с высоко поднятыми головами»? И чтобы вы не подумали, что только республиканцы правого крыла и те, кто когда-то с радостными возгласами отправил нас в Ирак и отказывался признавать то, что на самом деле там творилось, пока наши войска находились на территории этой страны, считают наращивание конечной целью нашего пребывания там, почитайте статью Тома Пауэрса (Tom Powers), опубликованную в New York Review of Books, где он рисует восторженную картину наращивания сил.

Ирак. Город Багдад


Также по теме: Хомский - почему все, что делают США, законно

Существует по крайней мере одно объяснение нашей неспособности взглянуть поражению в лицо и признать его: как в пословице о том, что коней на переправе не меняют, мы отказываемся менять экспертов в условиях кризиса, даже если эти эксперты делают ошибки, поражающие наше воображение. Можно даже сказать, что чем более глубоко, неоспоримо и катастрофически вы ошибались в отношении Ирака, тем выше вероятность того, что в последующие годы пресса будет обращаться к вам, чтобы узнать ваше экспертное мнение. На пятую годовщину вторжения, к примеру, издание New York Times собрало группу «экспертов по военным вопросам и вопросам внешней политики», чтобы они дали свою оценку событиям недавнего прошлого. Шестеро из этих экспертов имели непосредственное отношение к провалу миссии в Ираке, будучи либо пропагандистами вторжения, подстрекателями к нему, либо организаторами захвата, который за этим последовал.

Другими словами, в данном случае речь идет о стране, которая постоянно обращается за мудрым советом к живым мертвецам, зомби нашего опыта в Ираке. И не думайте, что в ближайшее время кто-нибудь из них не захочет снова выступить со своими оценками всего произошедшего. Все эти годы в прессе отсутствовало мнение только одного типа экспертов по нашему опыту в Ираке - мнение тех отсталых, заблуждающихся миллионов людей, которые еще до марта 2003 года продемонстрировали свою глупость, выйдя на улицы крупнейших городов мира, чтобы выступить против вторжения в Ирак.

Читайте также: Американский спецназ тренирует сирийских повстанцев

Чтобы обезопасить себя от влияния репортеров, которые на следующей неделе будут писать о годовщине вторжения в Ирак, от влияния духа наших американских времен, почитайте статью под названием «Незаконченная миссия» (Mission Unaccomplished) Питера Ван Бюрена (Peter Van Buren), который, будучи сотрудником Госдепартамента, имел возможность непосредственно наблюдать события в Ираке и который назвал наше решение о вторжении и последовавшие за ним 10 лет ада «самой большой внешнеполитической ошибкой за всю историю Америки».

Том Энгельхардт (Tom Engelhardt) является соучредителем книжной серии «American Empire Project» (Проект «Американская империя») и автором книг «The American Way of War: How Bush’s Wars Became Obama’s» («Американский путь войны: как войны Буша стали войнами Обамы») и «The End of Victory Culture» («Конец триумфаторской культуры»). Он руководит интернет-изданием TomDispatch.com. Его новая книга «The United States of Fear» («Соединенные Штаты Страха») будет опубликована в ноябре.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.