Блогерам-патриотам явно не понравилось, что 8 марта Путин пропустил похороны президента Венесуэлы Уго Чавеса. Чем объясняется такая потеря интереса к верному партнеру России, которая всегда стремилась укрепить свое влияние на «задворках» США?

«Путин не поехал. Он пользовался Чавесом, но ему не нравилось то, что тот помогал бедным. Сам он предпочитает богатых. Путин и Чавес – это два антипода. Венесуэла – не диктатура, потому что там есть оппозиция, нормальные выборы, а оппозиционеры занимают посты в регионах. В России ничего подобного невозможно», - сокрушается блогер alano109.

Сторонник евразийских идей Александр Дугин назвал Чавеса «идеей возрождающейся Латинской Америки», которая популярна среди левых, ультраправых и просто ностальгирующих по прошлым временам людей. У посольства Венесуэлы на Большом Каретном собралось множество москвичей, от молодежи из «Левого фронта» до старых сталинистов, которые пришли возложить цветы и выразить соболезнования. В Северной Осетии группа альпинистов выступила с инициативой назвать одну из кавказских вершин в честь Уго Чавеса.

Читайте также: Читатели о смерти Уго Чавеса

«Да, поехать бы стоило. Не только из чисто человеческих побуждений - попрощаться с другом и великим политиком, но и показать свою поддержку и солидарность с народом Венесуэлы, а также отдать дань уважения всему тому, что сделал Уго Чавес для дружбы между нашими народами. (…) Кроме того, Чавес дал добро на строительство самого большого православного храма в Латинской Америке, хотя по личным убеждениям он довольно скептически относился к религиям», - отметил главный редактор издания «Геополитика» Леонид Савин. «Ладно, допустим, Путин был занят, но что тогда делал премьер Дмитрий Медведев?» - задается вопросом в своем блоге Ирина Куценко. Среди прибывшей на похороны российской делегации не было ни первого, ни второго лица государства. Ее возглавил председатель правления госкомпании «Роснефть» Игорь Сечин, к которому в последний момент присоединилась Валентина Матвиенко, спикер верхней палаты парламента и третье лицо в государстве. Кроме них, видных деятелей среди представителей России замечено не было.

Их сдержанность резко контрастировала с эмоциональным порывом других лидеров «антиамериканского фронта». Видели бы вы слезы белорусского лидера Александра Лукашенко! Не говоря уже о пророчествах президента Ирана Махмуда Ахмадинежада, который убежден, что Уго Чавес однажды воскреснет, «как Христос и Махди». Кстати говоря, по возвращении на родину подобные заявления (а также объятья матери покойного) навлекли на него критику сторонников аятоллы.

Уго Чавес и Владимир Путин


Также по теме: Россия хотела бы сохранить свои интересы в Венесуэле

Поведение России объясняется возникшими рисками. Уход из жизни вождя венесуэльской революции поставил под вопрос множество контрактов в нефтяном и оборонном секторе, которые Москва и Каракас подписали за последние несколько лет. Верная своим привычкам Россия вела переговоры с одним лишь Чавесом, забывая, что он смертен, как и любой другой человек. Культ личности прекрасно подходил Игорю Сечину, который появился в футболке с портретом венесуэльского лидера на церемонии по поводу начала добычи нефти в бассейне Ориноко («Хунин-6») 27 сентября прошлого года.

Намеченные на апрель выборы, на которых, безусловно, будет куда меньше нарушений, чем в России, стали неожиданной головной болью для военно-политической кремлевской элиты. Неизвестность приводит в ужас «людей в погонах». Поэтому они отдают предпочтение вице-президенту Николасу Мадуро (Nicolas Maduro), а не оппозиционеру Энрике Каприлесу Радонски (Henrique Capriles Radonski), который, несмотря на российские корни, заявил, что после прихода к власти прекратит закупать оружие у Москвы. В настоящий момент Венесуэла – это второй по значимости после Индии клиент российского ВПК: объем заказов в страну достигает 11 миллиардов долларов.

Читайте также: Венесуэла и Россия - связующие нити


Что касается нефти, в этой сфере перемен быть не должно. «Мы надеемся, что с учетом смены руководства у нас сохранятся конструктивные, теплые отношения с этой страной. Никаких опасений для себя мы не видим», - отметил недавно министр промышленности и торговли Денис Мантуров. Роснефть пообещала инвестироать 20 миллиардов долларов в добычу нефти в бассейне Ориноко. Каракас поставил ее в жесткие условия. Российской стороне, которая владеет 40% совместного предприятия, пришлось выложить на стол миллиард долларов. Но что будет дальше?

Учитывая, что национализированный при Чавесе нефтяной сектор переживает не лучшие времена, перспективы Роснефти вызывают сомнения. Госпредприятие PDVSA управляется неэффективно, а добыча сырой нефти (альфа и омега местной экономики) неуклонно сокращается: с 3,2 миллиарда баррелей в 1997 году до 2,4 миллиарда в 2011 году. В этой связи новый президент может попытаться найти других партнеров, помимо Роснефти, чья работа на месторождении «Хунин-6» продвигается вперед не слишком быстро.

Как бы то ни было, в одной области у России нет конкурентов. Если Уго Чавеса решат мумифицировать, как Ленина, Сталина, Мао и многих других, то операцию будут проводить в Москве. Специалисты расположенного под мавзолеем Ленина Всероссийского института лекарственных и ароматических растений всегда готовы к работе. Они еще не потеряли сноровки: в 1994 году процесс бальзамирования прошел северокорейский диктатор Ким Ир Сен, а в 2011 году – его преемник Ким Чен Ир. Как рассказал специалист Павел Фоменко газете «Московский комсомолец», процедура неприятна на вид, но приносит хорошие деньги: речь идет о сумме в миллион долларов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.