В прошлое воскресенье в Пекине завершилась первая сессия 12-го созыва Всекитайского собрания народных представителей. И тем самым формально был завершен процесс передачи власти новому «пятому поколению» руководства КНР, который начался в ноябре прошлого года на 18-м съезде Коммунистической партии Китая. Никаких неожиданностей на мартовской сессии не произошло. Как планировалось, депутаты утвердили на должность председателя КНР Си Цзиньпиня. Премьер-министром стал Ли Кецян. Они оба, как и их предшественники, будут занимать должности два срока. То есть 10 лет.

В прошлую субботу съезд одобрил некоторые новые назначения в правительстве, включая нового министра иностранных дел и министра финансов, соответственно Ван И и Лоу Цзинвей. Стали известны имена также четырех новых вице-премьеров. Эти должности заняли известные партийные функционеры — Чжан Гаоли, Лю Яньдун, Ван Ян и Ма Кай.

В последний день сессии перед депутатами и журналистами впервые с программной речью выступил Си Цзиньпинь, который был избран на должность главы КНР 14 марта. Он в частности призвал народ к единству, пообещал бороться с неравенством и коррупцией и заявил, что будет бороться за «большое возрождение китайского народа». «День» попросил доктора исторических наук, профессора Дипломатической академии при МИД Украины Леонида ЛЕЩЕНКО прокомментировать результаты съезда и объяснить, что имел в виду новый китайский лидер, говоря о «большом возрождении китайского народа».

— То, что Си Цзиньпинь, став председателем КНР, был также избран главой военной комиссии, свидетельствует о концентрации власти, о стабильности политической власти. Китай сейчас предпринимает следующий серьезный шаг в будущее. Это выглядит, возможно, странно на фоне общей глобальной ситуации — во многих странах рецессия, кризисы, а Китай стабильно движется вперед. О многом говорит и то, что они предусмотрели на следующие годы, по крайней мере, 7,5 процента наращивать экономику.

А их заявления о большом возрождении китайской нации и Китая в целом свидетельствуют о том, что Китай уверенно становится на путь развития как великое мировое государство. Оно наращивает этот потенциал и вместе с тем нужно иметь в виду особенности внешней политики этой страны. То есть они не будут вмешиваться во внутренние дела других стран. Это их характерная черта — они не навязывают какие-то политические режимы. Больше всего, что их интересует — это развитие внутренней экономики, подъем Китая и создание внешнеполитических условий именно для развития этой страны, подъема благосостояния. Китай еще в целом достаточно бедная страна. Учитывая то, что там 1 млрд 300 млн населения, то бедноты хватает.

— Неужели такие безоблачные перспективы у Китая?
— По-видимому, нет. Как все в жизни, в Китае есть свои проблемы, серьезные проблемы. И их немало. Скажем, перепад между развитием приморских провинций, которые более богаты, и внутренними провинциями, которые намного беднее. Приморские начинают жаловаться на то, что они содержат бедняков. Кроме того, появилась серьезная прослойка богатых людей. И перепады между беднотой и серьезно богатыми людьми тоже порождают определенные противоречия в обществе. По-видимому, есть и политические проблемы. Но благодаря тому, что каждый год Китай продвигается вперед, каждый человек, который работает, даже маленький предприниматель или крестьянин на своем участке земли, может видеть каждый год какое-то продвижение вперед в его благосостоянии. Таким образом, в целом население Китая воспринимает эту власть, и там нет каких-то таких противоречий между властью и народом. Разве, может, за исключением отдельных окраин, где национальные меньшинства имеют свои проблемы, особенно в Синцзяне, на южных окраинах в Гималаях, Тибете. Таким образом, политический режим в целом стабильный и прочный. Хотя есть свои проблемы.

— Какие именно?
— Это касается, прежде всего, избирательной системы. Есть внутренние требования, чтобы ее совершенствовать. Потому что выборы в этой стране не очень демократические. На нижних ярусах, в сельских районах, на какую-то должность может быть не одна кандидатура. Причем голосование проходит открытым способом. То же самое делается, когда выбирают делегатов на провинциальные собрания, а затем на этих собраниях выбирают делегатов на Всекитайское собрание народных представителей. На всех этапах КПК контролирует этот процесс.

— А как относительно утверждений некоторых экспертов, что Китай двигается вперед благодаря тому, что он является коммунистическим?
— Нужно иметь в виду, что китайские коммунисты значительно отличаются от того типа коммунистов, которые были в предыдущие годы в Европе. Китайские коммунисты, если хотите, это китайские националисты. Они патриоты своей страны и, в первую очередь, то, что они преследуют, это никак не мировые революции. Они далеки от этого и руководствуются принципом: вы сначала сделайте счастливым свой народ, а потом боритесь за счастье всего человечества. Вот они пытаются это делать. С другой стороны, в «коммунистическом» Китае сохранился лозунг: социализм с китайской спецификой. Социализм там особенный и китайской специфики там на 90 процентов. Им удалось хорошо соединить центральное планирование на высоком уровне, на высших эшелонах — то есть перспективное планирование, общее руководство экономикой, где государство имеет командные высоты, с рыночными механизмами в среднем и более низком звене, где есть конкуренция, разорение, соперничество. И этот механизм в их условиях дает результат, и страна двигается вперед.

— Кстати, что вы скажете о прогнозах, что Китай скоро выдохнется, не сможет дальше двигаться такими темпами?
— Я вижу, что такие прогнозы не имеют оснований. Это достаточно организованная страна. Она пассионарна. Даже в провинции, где-то в глубинке китайцы очень большие патриоты своей страны. Они гордятся ей. И то, что Китай выходит на уровень мирового государства, это имеет очень большое значение. И эта пассионарность, духовный подъем Китая дает основания сделать вывод, что шансы успешно развиваться и в дальнейшем являются достаточно большими.

— Дэн Сяопин, начиная реформы, первый визит нанес США, и никогда не посещал СССР. А что, по вашему мнению, означает первый визит Си Цзиньпиня в Россию?
— У Китая очень хорошие отношения с Россией, особенно в рамках экономического и политического сотрудничества. У них есть немало совпадений, хотя есть и противоречия. Не все у них гармонично проходит. Китай имеет достаточно большой интерес в том, чтобы получать от России определенные технологии, энергоносители для обеспечения развития собственной экономики. Китай много закупает российской военной техники, и достаточно умело используют это для собственных военных разработок.

У Китая будут, очевидно, на определенный период с Россией хорошие отношения. И этим объясняется то, что Си Цзиньпинь в первую очередь посетит Россию. Но еще до того, как в прошлом году он был избран генеральным секретарем КПК, он находился в США и встречался с Бараком Обамой. Таким образом, можно считать, что он уже побывал в США.

Хотя, я вам скажу, противоречия между Китаем и Россией в перспективе могут возникнуть, например, территориальные. Это может быть нелегальная иммиграция, которая есть и, видимо, усиливается в связи с тем, что на Дальнем Востоке России уменьшается население. А в Китае очень большое население и оно перекочевывает нелегально на месяц и там растворяется на просторах Сибири. Эта нелегальная иммиграция будет расти и, очевидно, это будет иметь какие-то последствия.

— Как вы оцениваете развитие отношений между Украиной и Китаем, ввиду того, что контакты на высоком уровне между лидерами наших государств есть, а есть ли от этого реальная отдача?
— Отношения Китая и Украины развиваются неравномерно. Но Украина не использует на должном уровне существующие возможности для сотрудничества. Есть какая-то пассивность или, возможно, непонимание того, какую роль Китай играет. Но возможности есть. В свое время мы продавали Китаю много металлопродукции и минудобрений. Это были наши основные поставки. А теперь Китай сам производит металлы и продает на мировых рынках. Таким образом, сужаются наши статьи экспорта в Китай. Однако сотрудничество может быть в области науки, медицины, образования, учитывая то, что Китай растет и в Украине растет интерес к Китаю, китайскому языку, культуре. И все это нужно развивать. В предыдущие 10 лет наше руководство не очень активно развивало это направление — Восток. Я считаю, что теперь наступило время, когда нужно на высшем уровне проводить встречи. Причем не просто для того, чтобы принять какое-то коммюнике. Вы правы, заявления есть, а конкретных результатов мало. Китайцы очень ценят, когда есть очень конкретное движение. Если о чем-то договариваются, то видеть, что это выполняется.

Китайцы проявляют интерес к украинской науке, судостроению и самолетостроению. Это нужно развивать и активно действовать. Причем не просто делать заявления, а необходимо конкретно реализовывать те договоренности, которых достигают. Если медлить или начинать откладывать, то китайцы сразу найдут других партнеров. Очень важным моментом является то, что китайцы очень ценят встречи на высшем уровне. Китай это страна, в которой традиционно на конфуцианской основе уважается глава семьи, глава государства. И когда проходят результативные встречи на высшем уровне, то это очень ценится, и они выполняется. И таким образом необходимо использовать этот вариант. Думаю, что нашему руководству необходимо теперь активно действовать в этом направлении. Тем более, что Китай действительно выходит на мировую арену как большое мировое государство. Это перспективное направление и его необходимо реализовывать. Тогда будет успех и для Украины.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.