26 марта лидеры Бразилии, России, Индии, Китая и Южной Африки соберутся в Дурбане, Южная Африка, на саммите стран БРИКС. Эта группа неевропейских государств называет себя новой силой в мировых делах, а также потенциальной альтернативой тому мировому порядку, который Америка и ее европейские и азиатские союзники традиционно поддерживали. Тем не менее, в реальности БРИКС – это нечто меньшее, чем сумма слагаемых, а настоящая угроза современному мировому порядку кроется в другом месте.

У саммита стран БРИКС необычная история. Их название – это акроним названий стран, входящих в состав группы, который впервые был предложен в 2001 году экономистом Джимом О’Нилом (Jim O’Neill) из  Goldman Sachs. В то время акроним БРИК – Южная Африка тогда еще не входила в эту группу – объединял четыре самые быстро растущие экономики мира. Название, которое первоначально было термином для инвесторов, позже позаимствовали лидеры четырех стран на их первом четырехстороннем собрании, состоявшемся в 2009 году. Когда в 2011 году к группе присоединилась Южная Африка, на свет появились БРИКС.

Тем не менее, термин БРИКС объединяет пять совершенно различных государств, не все из которых можно назвать развивающимися странами. Только Бразилия, Индия и Южная Африка представляют собой по-настоящему развивающиеся страны, которые недавно вышли на международную арену. Россия уже долгое время является членом клуба Великих держав: у нее есть то, чего не хватает развивающимся странам, а именно - место в Совете Безопасности ООН, в главном мировом руководящим органе. Место в Совбезе есть и у Китая – нации, которая получила этот привилегированный статус задолго до того, как ее экономика начала стремительно расти.

Читайте также: Инвесторы бегут из стран БРИК


Кроме того, существует ряд развивающихся экономик, которые формально не входят в состав БРИКС - такие, как Индонезия, Турция, Нигерия и Мексика. По большей части на саммите БРИКС решаются вопросы, касающиеся только тех пяти стран, которые принимают в нем участие.

Д.Медведев принимает участие в саммите БРИКС


В настоящий момент на долю стран БРИКС приходится приблизительно 20% мирового ВВП, и, согласно некоторым прогнозам, к 2030 году по объему экономики БРИКС смогут соперничать со странами Большой семерки – то есть, с экономиками США, Канады, Соединенного Королевства, Франции, Германии, Италии и Японии вместе взятыми. Между тем, некоторые государства БРИКС сейчас вынуждены бороться с демографическими и политическими проблемами, которые способны затормозить экономический рост. По некоторым данным, трудоспособное население России к 2020 году сократится на 8%, тогда как трудоспособное население Китая достигло своего пика в 2011 году, на 10 лет раньше, чем ожидалось. Набирающий силы российский средний класс выступает против кремлевской авторитарной политики. В Китае сочетание растущего неравенства доходов, повсеместной коррупции, ухудшения условий окружающей среды и распространения информационных технологий серьезно угрожает внутренней стабильности.

Независимо от того, сбудутся самые оптимистичные прогнозы или нет, будущее мировой экономики зависит не от государств БРИКС, а от развитых и развивающихся демократий. Согласно прогнозам, из 20 самых развитых к 2030 году экономик, 16 уже сейчас являются демократиями. Ожидается, что в 2030 году на их долю будет приходиться две трети совокупного ВВП БРИКС. Добавьте к этому бум добычи сланцевого газа в США и перспективу более быстрого, чем ожидалось, роста этой крупнейшей экономики мира, и вы получите пересечение мировых экономического и демократического центров тяжести, которое, вероятнее всего, сохранится в будущем.

Также по теме: Президент Бразилии в России укрепляет семейные связи БРИКС

Более того, в отсутствие геополитического и идеологического консенсуса связи между странами БРИКС оказываются довольно непрочными.  БРИКС – это не блок, а скорее оппортунистическое партнерство. Отсутствие общих взглядов у членов этой группы позволяет использовать ее как платформу, где можно озвучивать свои проблемы и преследовать собственные внешнеполитические цели. Хотя на словах страны БРИКС придерживаются «более демократического и многополярного мирового порядка», они еще даже не выработали общей позиции в отношении реформы Совбеза ООН, поскольку Китай выступает против того, чтобы предоставить Бразилии и Индии постоянные места в нем.

Недоверие членов БРИКС по отношению друг другу ограничивает потенциал этой группы. Поскольку ВВП Китая превышает совокупный ВВП четырех других членов группы, а потенциальная деятельность этих стран во многом зависит от выделения средств Пекином, лидеры в Нью-Дели и Бразилии обеспокоены тем, что группа может превратиться в инструмент, при помощи которого Китай будет добиваться своих целей. Эти опасения привели к отсрочке в создании банка развития БРИКС, о котором так много говорили, в связи с отсутствием согласия в отношении регулирующих правил и валюты общего фонда. Показательно то, что Бразилия, Индия и Южная Африка, участвуя в саммитах БРИКС, сохранили также свой трехсторонний форум развивающихся демократий, IBSA Dialogue Forum, в котором Китай участия не принимает. Для лидеров этих трех наций IBSA стал удобной платформой для принятия политических решений и организации совместных военных учений.

Флаги стран БРИКС


С учетом всех этих факторов разговоры о новом мировом порядке во главе с БРИКС – это всего лишь разговоры. Чтобы бросить вызов плотной сети глобальных институтов, правил и отношений, которые обеспечивали мир, процветание и безопасность в течение 60 лет, странам БРИКС придется стать ядром гораздо более масштабной коалиции угнетенных наций. Между тем, другие развивающие страны, такие, как Турция или Индонезия, стараются держаться от БРИКС на расстоянии вытянутой руки, предпочитая вступать в двусторонние отношения с ее членами, а в случае с Индонезией - видя в этой группе силу, которая потенциально способна расколоть мир на два полюса.

Читайте также: На смену БРИК приходит МИСТ?

Две крупнейшие развивающиеся страны, входящие в состав БРИКС – Бразилия и Индия – хотят лишь модифицировать существующий мировой порядок, а не разрушить его. Бразилия попыталась внести изменения в сфере торговли, финансов, морской безопасности и прав человека посредством существующих институтов и норм. За исключением области торговли, Индия в последние годы все больше поддерживает существующий мировой порядок, в частности она борется с пиратством у берегов Сомали и добивается вступления в главные многонациональные режимы экспортного контроля.

Истинная угроза существующему мировому порядку кроется в другом месте. В данном случае речь идет о стагнации многосторонних торговых переговоров, об ослаблении мировой финансовой архитектуры, о ядерных программах Северной Кореи и Ирана, о неумеренных территориальных претензиях Китая и других государств, об ослаблении демократии в некоторых частях мира – и все это на фоне финансовых сложностей, которые сейчас испытывают традиционные оплоты прежнего мирового порядка – США и Европа. Поэтому чтобы оправдать свои страхи по поводу долговечности существующего мирового порядка, вовсе необязательно вызывать призрак БРИКС.

Когда лидеры БРИКС соберутся в Дурбане, они не смогут предложить мировому порядку ничего нового. Громкие заявления и длинные коммюнике ничего не значат. В отсутствии идеологической и геополитической основы БРИКС напоминает лишь карточный домик.

Дэниэл Клайман (Daniel M. Kliman) является научным сотрудником американского Фонда Германа Маршала (German Marshall Fund). В соавторстве с Ричардом Фонтейном (Richard Fontaine) он недавно опубликовал книгу под названием «Global Swing States: Brazil, India, Indonesia, Turkey and the Future of International Order» («Мировые колеблющиеся государства: Бразилия, Индия, Индонезия, Турция и будущее международного порядка»).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.