Кто в молодости не был социалистом, на склоне лет будет мерзавцем. Эта фраза принадлежала ярому противнику Второй империи во Франции, политическому деятелю и журналисту Жоржу Клемансо, который за свои резко радикальные взгляды и непримиримость к оппонентам получил прозвище «тигр». Такая преданность левой идее полностью резонирует с местом происхождения политика. Франция — одно из мощнейших ныне государств Европы — первой отворила врата для входа демократической идеи. Потом именно Великая французская революция станет символом перехода Европы от аристократизма и абсолютизма к народовластию.

Со времени, когда на улицах Франции впервые прозвучала Марсельеза, идея равенства и братства прошла тернистый и кровавый путь. В результате ревизионизма, то есть пересмотра марксистского учения и предложения нового его толкования, левая идея получила вторую жизнь и заняла почетное место в политическом спектре любой демократической и развитой страны. Социальные психологи утверждают, что расположение к той или другой политической идеологии является не только следствием сознательной позиции человека, а включает еще и момент психологизма — характер человека, темперамент, в зависимости от которых он выбирает модель поведения и восприятия мира и формирует собственные ценности.

Отсутствие полноценной политической гаммы, что приводит к невозможности определенной части людей реализовать собственный запрос и ожидания относительно перестройки страны, отбрасывает страну назад от демократии и свободы выбора. Украина тоже проигрывает в этом аспекте. Хотя запрос на сторонников «идеи справедливости» в стране, где, согласно стандартам ООН, 80% людей живут за чертой бедности, достаточно высокий. Декаданс левого движения на территории нашего государства связан прежде всего с тем, что принципы и приоритеты социалистической идеи были нивелированы и искривлены в сознании и нынешнего, постсоветского, поколения режимом СССР. Апологеты этого движения, преданность идее которых, к сожалению, можно ставить под сомнение, до сих пор не завоевали надлежащее место в политической жизни страны. Однако в условиях радикализации правых настроений отсутствие ниши для левых создает дисбаланс в политической системе государства.

История вопроса

Несмотря на следы идеи справедливости в трудах Платона или более поздних социалистов-утопистов Томаса Мора и Томмазо Кампанеллы, именно Великая французская революция 1789—1799 гг. принесла в политическую реальность новые смыслы. Дифференциация политических сил на правых, левых и центристов, в соответствии с их взглядами, произошла как раз на родине Гюго, де Голля и Шанель. Национальное собрание представителей французского народа, основанное в начале той же революции, образовало три течения: правую часть зала занимали фельяне, сторонники конституционной монархии, в центре располагались жирондисты, сторонники республики с умеренными настроениями, а в левом крыле собирались якобинцы, пропагандировавшие радикальные изменения. Таким образом, «левыми» долгое время назвали революционеров и радикалов, а «правыми» — консерваторов.

Однако история знает не один пример, когда со временем определенный термин присваивался вещам, нехарактерным или противоположным его генезису. В связи с развитием политической идеи левыми начали себя называть поборники социального равенства и политических свобод. Сравнительно незначительные уступки системы, становление индустриального общества и стремительное продвижение капитализма не удовлетворяли сторонников новых идеологических веяний.

Таким образом, каноническими для левого учения становятся труды Карла Маркса, а в первой половине ХХ ст. социально-демократическое движение породило наиболее радикальное свое образование — коммунистов.

Социализм распространялся по Европе неистовыми темпами. Однако инструментарий для его становления в Европе отличался от русского пути и поэтому, возможно, был более опасным. Там социальную доктрину принимали радостно и приводили ее пропагандистов к власти через демократические институты. Затем были десятилетия гонений, репрессий и закручивания гаек.

Интересно, что одним из критиков коммунизма был и кровавый фюрер Германии Адольф Гитлер. Произнося доклад в клубе промышленников в 1932 г. тиран делает актуальный в смысле цивилизационной парадигмы акцент: «Коммунизм — это намного больше, чем сумасбродная толпа на немецких улицах. Это наступление абсолютного азиатского царства».

Чаша терпения переполнилась в 60-х гг. Идеи марксизма, воплощаемые разными методами, доказали свою неэффективность, а годы антигуманных мероприятий со стороны режимов способствовали возникновению критической массы оппонентов классического марксизма. Сакраментальная речь Никиты Хрущева о развенчивании культа Сталина дала новый отсчет идее социализма. Европейский континент: Франция, Чехословакия, Германия, Великобритания, Венгрия — а также США и Япония становятся площадками для зарождения социалистической идеи в новой интерпретации. Ее сторонники называют себя Новыми левыми и пропагандируют отход от коммунизма, тоталитаризма. Изменение политического климата связано в первую очередь с тем, что во главе идеи «классовой борьбы» стали интеллектуалы. Отголоском этой волны на отечественных территориях стало «шестидесятничество».

Левое движение Европы достаточно активно и сегодня. Фракция левых под названием «Прогрессивный альянс социалистов и демократов» является второй по масштабу в рамках Европейского парламента и вместе с «Европейскими объединенными левыми/Лево-зелеными Севера» занимает треть кресел ЕП. Но такой результат далек от максимума. До 1999 г. поддержка избирателей предоставляла левым лидирующую позицию в законодательном органе Евросоюза. Немного шаблонными примерами превалирования социалистических идей является современная Франция, которую возглавляет социалист Франсуа Олланд, и уклад Королевства Швеции.

Впрочем, политолог Михаил Басараб отмечает определенную гибкость пропагандируемых европейскими политическими силами идей. «Я всегда привожу пример, когда британские лейбористы, которые являются представителями левого крыла и выступают с пацифистскими лозунгами, принимали очень важные решения о бомбардировке некоторых государств и силовом решении конфликта на Балканах. К тому же мы часто видим, как формально правые политики выступают с весьма популистскими идеями. В условиях современного мира, где существует много условностей, возникают многочисленные переходные идеологические модели и достаточно интересный симбиоз», — отмечает эксперт.

Украинский контекст

Основные европейские тенденции, хотя и с задержкой, докатились и до украинской стороны. В 1891 г. на Полтавщине было создано Братство Тарасовцев. Одной из целей организации была борьба с империализмом и притеснениями. В 1900 г. возникает Украинская социалистическая партия, потом — Украинская социал-демократическая рабочая партия во главе с Винниченко, Петлюрой, Антоновичем. Также на территории Украины была создана политическая организация так называемых «эсеров», Партия социалистов-революционеров, приближенных к российскому левому движению. Позже была создана Украинская коммунистическая партия (боротьбистов). Последующую же судьбу всех левых украинских образований после 1920 г. можно пересказать двумя фразами: репрессированы или продолжили деятельность в экзиле.

«Еще одним всплеском борьбы, которая включала в себя составляющую отстаивания равенства, некоторые историки считают деятельность ОУН, отмечая, что в действительности она была не правого направления», — комментирует политолог. «Члены организации выдвигали классические левые лозунги, особенно в сфере социальной политики, — объясняет эксперт, — поэтому, учитывая непростую историю, украинцам свойственна поддержка идеологий, которые основной ценностью провозглашают социальную справедливость».

Болезненную историю взаимодействия украинского народа с социалистической идеей в самом жестком ее измерении — коммунизмом русского прообраза, который отбрасывал возможность мирного прихода к власти — пересказывать не стоит. Следует отметить лишь то, что проблемы, на основе которых произошел социальный переворот в России, мало совпадали с вызовами, стоявшими в то время перед украинским народом, кроме факта распада империи. Политические деятели и интеллектуалы украинских земель стремились создать собственное государство на основе национальных интересов. Важность национальной составляющей поддерживали и те деятели, которые разделяли коммунистические взгляды на этапе их зарождения на территории нашего государства. Мыкола Хвылевый, который всю жизнь носил одежду наподобие фуфайки и фуражку, олицетворяя образ образцового рабочего, в трудах, предшествовавших разочарованию в идеях верховенства пролетариата, пропагандировал именно национал-коммунизм.

Что же касается советских реалий, наиболее полно их отражает высказывание австрийского философа Фридриха Хайека: «Социализм можно воплотить на практике только с помощью тех методов, которые большинство социалистов отрицают». Картина последующей кровавой хроники: индустриализация, коллективизация, раскулачивание, концлагеря, Расстрелянное возрождение, Сандармох, Голодомор, война, как следствие непомерных амбиций, репрессии — известна лишь частично. Большинство свидетельств о средствах, которые так и не были оправданы целью, засекречены.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.