Намеченные на этот год президентские выборы в Иране пройдут в условиях как никогда напряженных в социальном и экономическом плане. Тем не менее, как считает Ардаван Амир Аслани, они могут сыграть ключевую роль для достижения мира на Ближнем Востоке. Отрывки из книги «Иран и Израиль: евреи и персы» (Iran et Israël: Juifs et Perses).

Иран подходит к поворотному моменту в истории, иранцы застыли в ожидании.

Режим, в свою очередь, стремится по максимуму использовать оставшееся время. Он вводит меры против реформаторов и консерваторов, хотя такая политическая линия и может показаться противоречивой.

После спорной победы Махмуда Ахмадинежада на президентских выборах 2009 года авторитет вождя Али Хаменеи ослабел. Приближение выборов 2013 года питает его амбиции и интриги.

Его удар (не напрямую, а через их близких) нацелен на две символические фигуры иранской политики.

Бывший президент Рафсанджани представлял собой новое лицо Ирана после военного конфликта с Ираком. Этот прагматичный человек всегда был сторонником диалога с Западом. В прошлом он занимал кресло председателя Совета по целесообразности (один из важнейших институтов режима) и до сих пор остается влиятельным политическим деятелем. В глазах народа сегодня именно он все больше начинает походить на вождя. В конце сентября 2012 года его дочь Фезех, которая приняла участие в протестных акциях в июне 2009 года, приговорили к шести годам тюрьмы и отправили за решетку. Несколько дней спустя его брата Мехди, который до этого провел три года в Лондоне, задержали в аэропорту Тегерана как «организатора зеленого движения».

Друзьям президента Ахмадинежада тоже приходится несладко. Пока Ахмадинежад находился на сессии Генеральной ассамблеи Организации объединенных наций, в Тегеране были задержаны его советник по СМИ и директор государственного информационного агентства IRNA. В феврале 2012 года Али Акбару Джаванфекху дали тюремный срок за «оскорбление верховного вождя». Что касается Эсфандиара Рахима Машаи, его подозревают в «кощунственных для шиизма суждениях».

Претендентов на высший пост - более чем достаточно. К их числу относятся, например, депутат и зять верховного вождя Хаддад Адель и Саид Джалили, спецпредставитель аятоллы в переговорах по ядерной программе.

Представим себе возможное ужесточение политики режима в связи с ситуацией в Сирии, которое может только закрепиться в случае израильских ударов. Именно от этой гипотезы отталкиваются военно-промышленный комплекс и политические силы стражей исламской революции. Такой сценарий воплощают в себе два человека: генерал Селеймани, которому поручена поддержка радикальных шиитов в Ливане и Ираке, и глава разведслужбы стражей Ходжатолеслам Таеб, сыгравший активную роль в подавлении протестов 2009 года.

Как бы то ни было, в Иране никогда ничего не предрешено заранее. Так, например, в 2005 году мэр Тегерана Махмуд Ахмадинежад победил вопреки всем прогнозам.

Президентские выборы 2013 года пройдут в условиях, как никогда напряженных в социальном и экономическом плане.

Впервые в новой истории Исламской Республики в октябре 2012 года был закрыт один из базаров. Торговцы устроили протест на фоне ударившего по всем иранцам застоя в экономике. Касается это даже среднего класса, чье положение за последние несколько лет все же стало чуть лучше. Хотя это не ведет к народному восстанию, закрытие базара — это все равно важный сигнал. Когда торговцы отвернулись от шаха, они открыли путь для триумфального возвращения имама Хомейни.

В любом случае, об одном можно говорить с полной уверенностью: ключ от мира на Ближнем Востоке лежит в Тегеране, и нам стоит многого ждать от грядущих президентских выборов.

Ардаван Амир-Аслани, адвокат Парижской коллегии, специалист по международному праву.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.