Мы хорошо поняли, что ему нравится встречаться с людьми, у него есть в этом потребность. Но он не призводит впечатление скромника. Наоборот, он горит желанием выразить то, во что он верит. В некотором смысле удивительно, что папа Франциск во время своих первых выступлений не раз упоминал о евреях и мусульманах. Брунетто Сальварини, преподающий богословие миссии и диалога на теологическом факультете Эмилии-Романьи считает, что это не просто прагматическое цитирование.

Брунетто Сальварини:
Перед нами фигура пастора, который связан глубокой духовной связью с постановлениями Собора и орденом иезуитов. Не будем забывать, что в Буэнос-Айресе давно существует историческая иудейская община. Мы знаем из биографии Папы, что он всегда поддерживал межконфессиональные праздники. Это не совсем обычная практика, если вспомнить об ортодоксальном иудаизме в нашей стране. А в Буэнос-Айресе женщина-раввин Сильвина Чемен (Silvina Chemen) проповедовала в соборе, а кардинал Бергольо брал слово в синагоге. Во всяком случае он продвигает в жизнь постановления Второго Ватиканского собора, как и его предшественники, каждый в своей манере: Иоанн Павел II преподавал урок своими поступками, а Бенедикт XVI уделял большое внимание диалогу между различными культурами. У Франциска - очень непосредственный стиль общения, он кажется менее озабоченным и менее пессимистически настроенным. Но, в конце концов, это все домыслы журналистов.

Читайте также: Единство разделенных христиан

Il Foglio: Чувствуется, что Бергольо принадлежит к Ордену иезуитов.

Церемония интронизации Папы Римского Франциска


- Я никогда не встречал глупых иезуитов.... У них прекрасное образование и такая культурная подготовка, которая позволяет им вести диалог с другими религиозными мирами. Эта традиция восходит к Франческо Саверио.

- Само имя, избранное новым Папой, вызывает в памяти историческую встречу между христианством и исламом в лице Франциска Ассизского и султана.

- Это правда. Правило францисканцев гласит, что нужно быть готовым свидетельствовать о своей вере вплоть до мученичества, если потребуется.

- Следовательно, никакого иренизма.

- Да. Не следует забывать, что Франциск Ассизский ведет своих собратьев в зону конфликта. Они больше не живут отшельниками, как классические монахи. Но его взгляды носят стратегический характер: в период, когда крестоносцы сражались с врагами  во имя завоевания святых мест, а западная и восточная церковь забыли о том, что их разделяет, Франциск Ассизский предложил альтернативный мирный  диалог по вопросам веры.

Также по теме: Как мусульмане празднуют Рождество?

- Кстати об альтернативе. Речь идет о межрелигиозном диалоге или о диалоге между различными культурами? Бенедикт XVI высказался вполне ясно в предисловии к книге Марчелло Пера «Почему мы должны называть себя христианами» («Perché dobbiamo dirci cristiani»), что «межрелигиозный диалог в узком смысле слова невозможен, но насущной потребностью становится межкультурный диалог, который выявляет глубокие культурные следствия религиозного выбора».


- На самом деле сам Ратцингер сделал выбор, когда он посетил Голубую мечеть в Стамбуле, где вознес молитву.  Это было 30 ноября 2006 года, через два месяца после знаменитой речи в Регенсбурге.  Бенедикт XVI пошел по пути межкультурного диалога. В глубине души я его понимаю: прежде всего мы нуждаемся в установлении связей с повседневной жизнью, в том, чтобы встать в ряд с обычными людьми.

Иезуит Феликс Кернер (Felix Körner), специалист по исламу и преподаватель сакраментального богословия в Папском Грегорианском  университете, шесть лет прожил в Турции. Между Грегорианским университетом и факультетом мусульманской теологии университета в Анкаре поддерживается академический обмен.

Мусульмане


Феликс Кернер: Диалог Папы Франциска с мусульманами является продолжением диалога, начатого его предшественниками. Бенедикт XVI тоже подчеркивал его значение. В проповеди «Церковь на Ближнем Востоке» он говорил о мусульманине как о брате, которого надо уважать и любить. Прослеживается и связь убеждений Папы Франциска с духом Второго Ватиканского собора, который в декларации «Nostra Aetate» («Наше время») подчеркивает уважительное отношение к мусульманам, более того, говорит об «исламской вере». На самом деле выбор имени не может указывать на намерение вести межрелигиозный диалог, но некоторые мусульмане тут же вспомнили дружеское поведение Франциска Ассизского.

Читайте также: В чем заключается «мягкая сила» Ватикана?

- Но в каком состоянии сейчас находятся отношения между христианами и мусульманами после речи в Регенсбурге, последующей реакции и открытого письма 138 мусульманских богословов?

- Можно разделить последние пятьдесят лет отношений между католиками и мусульманами на три фазы: действовать, вести диалог, размышлять вместе. Павел VI был первым из понтификов, который счел важным делом принимать во внимание ислам. Многие мусульмане считали, что Иоанн Павел II способен наладить хорошие отношения с исламом.  Бенедикт XVI подчеркивал необходимость серьезно относиться к установившимся отношениям, чтобы углубить нашу религиозную мысль. В ответ на  открытое письмо 138 мусульманских богословов он пригласил делегацию мусульман в Рим, организовав форум между католиками и мусульманами, в котором участвую и я. На первом семинаре форума мы углубили наши представления о любви к Богу и ближнему и начали обсуждение прав человека. На втором семинаре, в ноябре 2011 года мы обсуждали отношение между верой и рациональностью в применении к концепции человеческой личности.

- Но речь идет о межрелигиозном или о межкультурном диалоге?

Как любой другой христианский богослов, Бенедикт XVI делает различие между этими двумя понятиями. Теологический диалог с другими христианами и экуменический процесс нельзя смешивать с межрелигиозным диалогом. Надежда экуменизма заключается в будущем единстве церкви. Надежда на диалог с мусульманами не лежит в теологическом поле. Мы должны быть друзьями и уважать религиозные различия.

- Кажется, Бергольо очень решительно подчеркивает миссионерский характер церкви.


- Папа Франциск очень убедительно говорит о миссионерской роли церкви, в духе Христа. Наша радость возвещать о Христе — это способ любить Его.  Мы делаем это, следуя Его заветам быть кроткими, честными и уважать выбор других. А мусульмане понимают это лучше, чем кто-нибудь еще.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.