Переданная радиостанцией BBC новость произвела эффект разорвавшейся бомбы. В третье воскресенье июля 1941 года немецкая служба британского радио сообщила о гибели на Восточном фронте генерал-полковника Гейнца Гудериана (Heinz Guderian). Источником этого сообщения было «Радио Москвы». Переданная новость была быстро опровергнута и названа ложным слухом, и, тем не менее: 2-я танковая группа, получившая название «Танковая группа Гудериана», оказалась в районе проведения мощного советского контрнаступления. Вопреки привычке своего командующего, все пять танковых дивизий и две штурмовые бригады СС, располагавшиеся к западу от Смоленска, практически бездействовали.

Поскольку было известно, что Гейнц Гудериан предпочитает управлять своими войсками с передовых позиций, многие немцы поверили в сообщение радиостанции BBC. Можно было легко себе представить, что бесстрашный и популярный генерал-полковник в этот раз напрасно направился непосредственно к линии фронта.

В понедельник 21 июля 1941 года Йозеф Геббельс (Joseph Goebbels) имел возможность констатировать во время ежедневной диктовки своего дневника: «Распространенные московской радиостанцией слухи о гибели генерал-полковника Гудериана, слава Богу, не подтвердились». Однако публично министр пропаганды не выступил с опровержением – он не хотел, чтобы его информационная политика выглядела как реакция на передачи вражеских радиостанций.

Читайте также: Роммель Африканский

Восемь лет за ложный слух

Поэтому и через два дня радиостанция BBC вновь передала это фальшивое сообщение. Специалист по точной механике Рейнхард Кутц (Reinhard Kutz) из берлинского района Темпельхоф, услышал эту новость и послал своему знакомому Гансу-Вернеру Шарвенке (Hans-Werner Scharwenka) записку следующего содержания: «Судя по всему, генерал Гудериан погиб». Однако Кутц не знал, что недавно отметивший свой 21-й день рождения радист Шарвенка  за несколько дней до этого был арестован за «действия, направленные на подрыв оборонной мощи». В том числе и за это ложное сообщение Кутц был приговорен к тюремному заключению сроком на восемь лет; Шарвенка получил год тюрьмы.

 

© Deutsches Bundesarchiv
Танк «Тигр» на Восточном фронте, 1943 год

Весьма вероятно, что Гейнц Гудериан ничего не знал об этих осужденных; это был лишь один случай из более полумиллиона военных судопроизводств. Однако о рисках, связанных со своим принципом «управления с передовых позиций» (Fuehrung von vorne) этот генерал, вероятно, знал очень хорошо. Тем не менее он использовал его на практике и считал себя в этом смысле образцом для подражания.

В отличие от многих профессиональных офицеров того же 1888 года рождения, Гейнц Гудериан во время Первой мировой войны не занимал никаких командных позиций в армии. Как интересовавшийся техникой и способный солдат он в 1912/1913 годах прошел подготовку по программе офицера телеграфной связи и руководил на Западном фронте работой отдела связи сначала кавалерийской дивизии, а затем и целой армии. После этого он был переведен в разведывательный отдел, а затем привлечен к работе в Генеральном штабе.

Также по теме: Послушные солдаты Гитлера

Проявлял интерес к техническим инновациям


После поражения Германии в 1918 году Гудериан сначала служил в одном из добровольческих корпусов в Прибалтике, а затем был принят на службу в рейхсвер. Там он вновь проявил интерес к важным инновациям, а именно — к моторизованным транспортным средствам. Отсюда оставался всего один небольшой шаг до бронетанковых войск.

Разумеется, согласно 171-й статье Версальского договора, Германии было строго запрещено разрабатывать, производить и импортировать «бронемашины, танки или иные подобного рода приспособления, служащие военным целям». Поэтому сам Гудериан только в 1929 году смог впервые управлять танком – по иронии судьбы это была немецкая модель последних месяцев мировой войны, проданная шведам. В отличие от генералитета рейхсвера, представители которого планировали использовать новый вид оружия – танки – только для поддержки пехоты, Гудериан видел в этом совершенно иные, новые возможности: он хотел создать независимые бронетанковые подразделения, как когда-то кавалерийские части, которые могли бы выполнять функции ударного клина на поле боя. Для проверки различных вариантов тактики он заставлял солдат из подчиненных ему мотопехотных частей проводить учения с использованием автомобилей, тракторов и тому подобных транспортных средств. Иногда машины были защищены «броней» из дерева. Здесь и скрывалась суть распространившейся легенды о немецких «картонных танках», который якобы предприняли свое последнее наступление в первые дни Второй мировой войны против польской кавалерии.

Вполне естественно, что в 1935 году Гудериану было разрешено создать первую танковую дивизию в немецкой военной истории, которая официально называлась 2-я танковая дивизия. 1-я танковая дивизия в то же самое время была создана на основе бывшей кавалерийской дивизии.

Читайте также: Как немцы узнали о поражении в Сталинграде

Талант выставлять себя напоказ


Гудериан в немалой степени был наделен самоуверенностью и талантом выставлять себя напоказ. Поэтому неудивительно, что он сразу в двух книгах изложил свои убеждения относительно использования танков в будущей войне. Скорее на военных специалистов было рассчитано его сочинение под названием «Бронетанковые войска и их взаимодействие с другими родами войск» (Die Panzertruppen und ihr Zusammenwirken mit den anderen Waffen), опубликованное в 1937 году. Для более широкой публики Гудериан написал появившуюся в том же году книгу «Внимание, танки!» (Achtung-Panzer!), которая была основательно переведена на английский язык. Там содержится, в том числе, и следующее мудрое изречение: «Двигатель танка – такое же его оружие, как и его пушка».


С 1938 года Гудериан  стал генералом бронетанковых войск, командиром корпуса, а также «главой быстрых частей». Во время польского похода он получил прозвище «Быстрый Гейнц», во время военных действий во Франции его прорывы имели решающее значение для исхода военных действий: он стал одним из самых популярных офицеров, «маршалом вперед» третьего рейха.

Как и Эрвин Роммель, который был моложе на три года, Гудериан управлял своими войсками с передовых позиций и тем самым подвергал себя большому риску. Однако, в отличие от любимого генерала Гитлера, он не делал ставку на такие,  совершенно выходившие за рамки традиций маневры, как это делал Роммель со своей «Дивизией-призраком».

Также по теме: Стратегическая ошибка Гитлера, которая изменила ход войны

Своенравный генерал

Напротив, Гудериан в глубине души находился под влиянием того, что он узнал по время обучения в Главном кадетском училище, располагавшемся в берлинском районе Берлин-Лихтерфельде. Когда Гитлер в конце 1939 года подверг резкой вербальной атаке генералитет вермахта, Гудериан хотел вместе с Эрихом фон Манштейном (Erich von Manstein) побудить к формальному протесту других высокопоставленных офицеров.

Однако на половину поколения более старшие по возрасту генерал-полковник Герд фон Рундштедт (Gerd von Rundstedt) и генерал-полковник Вильгельм фон Лееб (Wilhelm Ritter von Leeb) отказались принять в этом участие. В конечном итоге Гудериан лично сообщил диктатору о том, что он считает высказанные упреки оскорбительными и обидными. Ко всеобщему удивлению Гитлер не стал усугублять конфликт.

Когда после победы над Францией вермахт захлестнула мощная волна повышений по службе, Гудериану было присвоено звание генерал-полковника. Однако более высокий ранг ему уже было не суждено получить; он так и не стал генерал-фельдмаршалом.

Разрыв с Гитлером

Во время первых шести месяцев восточного похода Гудериан добился со своей повышенной в ранге 2-й танковой армией больших успехов в западной части Советского Союза, прежде всего в ходе сражений  с образованием «котлов». Однако в декабре у него произошел разрыв с диктатором. Гудериан объявил, что он будет игнорировать  изданный Гитлером категорической приказ «держаться» любой ценой (Haltebefehl).

Читайте также: Как Геббельс готовил свою дьявольскую речь

Гудериан заявил, что он будет «так выполнять этот приказ, чтобы от танковой армии осталось как можно больше. Не будут удерживаться позиции, если в результате войска могут быть подвергнуты опасности уничтожения». Еще более ясной была запись в журнале боевых действий Группы армий Центр, в котором цитировались слова Гудериана: «Я готов получить этот приказ и подшить его в дело. Но дальше передавать его я не буду, даже если возникнет опасность предстать за это перед военно-полевым судом».

 

© Немецкий федеральный архив
Танк Panzer IV на параде, 1938 г.

Гитлер в любом случае хотел избежать того, чтобы пострадал его авторитет как руководителя, и поэтому он просто освободил от должности Гудериана и еще полдюжины генералов. Эксперту в области бронетанковых войск он поставил в вину то, что он слишком жалеет своих солдат, и перевел его в «резерв фюрера» в Берлин.

Даже для Йозефа Геббельса этот шаг оказался неожиданным. Только по прошествии четырех недель министр пропаганды узнал детали: «Фюрер сейчас объяснил мне, почему он отозвал Гудериана. Он не выполнил один приказ, он решил, что он все знает лучше, чем вышестоящие инстанции, а фюрер придерживается, по-моему, совершенно правильной точки зрения относительно того, что во время кризиса подчинение является высшим законом».

Скомпрометирован деньгами

Однако, судя по всему, недовольство диктатора по поводу Гудериана скоро вновь улетучилось, поскольку Геббельс добавляет: «Он хочет заставить его несколько недель потомиться, чтобы затем вновь его использовать».

Также по теме: Искусственные елки Геринга для Сталинграда

На самом деле вынужденная пауза продолжалась полтора года, и Гудериан после этого так и не был допущен к командованию войсками. В марте 1943 года он стал инспектором бронетанковых войск. Вместе с министром вооружений Альбертом Шпеером (Albert Speer) он должен быть добиться повышения эффективности немецких боевых машин. Перед этим Гитлер уже объявил Гудериану о том, что он хочет подарить ему поместье. Имение Дайпенхоф (Deipenhof) в аннексированной Западной Польше, которая тогда стала называться Вартеланд (Wartheland), оценивалось более чем в 1,2 миллиона рейхсмарок. В дополнение к своему основному окладу в 24 000 рейхсмарок в год Гудериан, как и многие другие высокопоставленные офицеры и министры, получал из секретного личного фонда Гитлера такую же сумму, но уже без налогов.

Подобная практика финансовой компрометации имела успех: Гудериан отказывался реагировать на все предварительные запросы со стороны участников сопротивления среди военных. Однако он и не выдал в большинстве своем более молодых товарищей из офицерского корпуса.

После 20 июля 1944 года Гитлер передал Гудериану функции главы Генерального штаба, хотя эта позиция уже давно не имела особого влияния. Тем не менее Гудериан поблагодарил за это Гитлера и в своем приказе по части от 25 августа 1944 года однозначно выразил свою приверженность режиму Гитлера: «У рейха нет никакого будущего без национал-социализма».

Уже в ходе последних сражений Гитлер в конце марта 1945 года во второй и в последний раз освободил от должности «Быстрого Гейнца». Гудериан оказался в американском плену, однако ему не было предъявлено никаких обвинений. В течение трехлетнего интернирования и после освобождения он много работал над своей посмертной славой. В 1951 году он опубликовал книгу под названием «Воспоминания солдата» (Erinnerungen eines Soldaten) — весьма приукрашенное описание своей жизни и борьбы вермахта против Советского Союза. Гудериан умер в мае 1954 года, накануне своего 66-го дня рождения.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.