Atlantico: Иран хочет добиться признания за ним права на обогащение урана во время переговоров с державами группы 5+1 по его спорной ядерной программе. Что это, очередной этап на пути Тегерана к созданию ядерной бомбы?

Тьерри Ковий: Не стоит судить так категорично. Это требование является одним из ключевых, и Иран выдвинул его еще очень давно. Отказать иранцам в этом праве крайне сложно, так как пока у нас нет доказательств того, что они готовят атомную бомбу, мы не можем ничего сделать. Единственная возможность выхода из кризиса заключается в том, чтобы признать за ними это право, от которого они в любом случае не собираются отказываться, но в то же время создать гарантии для предотвращения его «военного» использования.

— То есть, в будущем Иран неизбежно это право получит?

— Иранцы продолжают обогащение урана, несмотря на все санкции и предупреждения международного сообщества. Международные санкции не работают, тогда как военный сценарий, несмотря на все заявления, также нельзя считать вероятным, потому что он только подтолкнет Иран к созданию атомной бомбы в будущем.

Читайте также: Доктрины и стратегии Запада по отношению к Ирану (часть первая)

В настоящий момент в Иране нет коллективного решения насчет разработки атомной бомбы. Последние несколько месяцев иранский режим скорее демонстрирует готовность к переговорам по этому вопросу.

Иранская космическая ракета с обезьяной на борту


Для успешного завершения переговоров необходимо признать за иранцами право на обогащение урана. Переговоры упираются именно в этот вопрос. Иран подписал договор о нераспространении ядерного оружия, и у нас нет доказательств того, что он действительно намеревается создать атомную бомбу. Все касается доверия между странами. Тут нет доказательств в отличие от той же Северной Кореи, у которой есть ракеты с ядерными боеголовками. Насчет Ирана у нас нет ничего.

— Какой может быть реакция крупнейших держав в таком случае? Какое у них поле для маневра?

— У крупнейших держав есть возможности для осуществления контроля. Нам известно, что нужно сделать, чтобы обогащение урана осталось на «гражданском» уровне. Тем не менее, нам стоит сменить стратегию. Линия «все или ничего» крупнейших западных держав не принесла результатов. Они считают, что Иран должен согласиться с международными требованиями и остановить программу обогащения под угрозой санкций или войны.

Также по теме: Чего боится иранский режим?


Во многих случаях правительства этих государств консультируют стратеги, которые не понимают Иран и лишь усиливают демонизацию этой страны. Если добавить сюда историческую напряженность в отношениях между Ираном и Израилем, а также Вашингтоном и Тегераном, и тот факт, что Европа не смогла стать чем-то вроде противовеса для влияния Америки, ситуация выглядит довольно запутанной. Гораздо проще запугивать Иран, потому что это создает видимость реальной политики. Однако эта стратегия уже исчерпала себя.

Иран, в свою очередь, тоже допустил ошибки: он чередовал угрозы с переговорами. В любом случае, стратегия западных держав зашла в тупик. Их поле для маневра как раз-таки и находится на этих переговорах.

— Создание атомной бомбы — действительно худший из возможных сценариев?

— Стратегия, которой упорно придерживается Запад, только ухудшает ситуацию. Помимо неэффективности международных санкций, мы имеем дело со значительным ослаблением иранского среднего класса, который всегда был движущей силой выхода из кризиса, и с усилением вращающихся вокруг режима мафиозных кругов. Такая стратегия ведет к дальнейшей изоляции Ирана и укреплению позиций экстремистских политических партий, что может стать залогом реализации опасных сценариев. Те, кто говорят о войне как о возможной перспективе, не понимают, что такое лекарство будет хуже самой болезни.

Тьерри Ковий, специалист по Ирану, сотрудник Института международных и стратегических исследований (IRIS).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.