В последнее время Турция стала свидетелем крупных перемен. Процесс развития, которому пока не удалось дать исчерпывающего наименования, переговоры с Оджаланом, события, называемые «мирный процесс», извинения Израиля спустя сутки после обнародования обращения Оджалана 21 марта выступают как часть колоссальных изменений, происходящих не только в Турции, но и на афроевразийском пространстве. 

Стартовавший с Великой французской революцией и промышленным переворотом процесс, начиная с XIX века, привел к возникновению национальных государств. Формирование Турецкой Республики на основе структуры государства-нации после войны за независимость было неизбежным, поскольку этого требовал дух того времени. В наши дни вместе с глобализацией начался процесс перехода от индустриального общества к информационному. При этом воздействие глобализации распространяется не только на капитал и информацию, но и социально-политические структуры. В этой связи на передний план стал выходить микронационализм и этничность. Данная тенденция в равной степени была характерна и для курдской этничности на Ближнем Востоке, что привело к возникновению явления национализма у курдов. Усилия таких транснациональных структур, как Европейский союз, направленные на выход за рамки государства-нации и обеспечение политической интеграции, или Шанхайская организация сотрудничества, возглавляемая Россией и Китаем и выделяющаяся как нацеленная на регионализацию инициатива, выступают как попытки региональных сил найти свое место в рамках глобализации и формирования нового миропорядка. 

В этом процессе крупных мировых изменений перед Турцией возникли две альтернативы. Или сохранить покорность унитарной и национально-государственной структуре, несмотря на некоторые проблемы и конъюнктуру, и, насколько возможно, пытаться остаться вне процесса глобализации, или прилагать усилия к тому, чтобы найти свое место в рамках этого процесса. 

Под руководством Партии справедливости и развития Турция стремительно включилась в процесс мировых перемен. Преследование Турцией радикальной позиции по вопросу восстаний на Ближнем Востоке и сирийского кризиса, искушение судьбы в решении курдского вопроса – лишь отдельные показатели этой политики. 

Турция фактически взялась за непосильные проблемы. Вместе с тем в Турции началась чистка институтов, настаивающих на сохранении структуры государства-нации, таких как, например, Вооруженные силы Турции, и формирование оппозиции через различные кассетные скандалы. Перенос премьер-министром Эрдоганом сирийского и палестинского вопросов на внутреннюю повестку дня Турции, заявление министра Давутоглу о том, что пришло время свести счеты с национализмом, и возникновение идеи, согласно которой национализм якобы стал причиной всех проблем в Турции, свидетельствуют о начале отхода Турции от структуры государства-нации. И в этой связи возникает вопрос: какая структура займет место унитарного государства-нации?

Дискуссии о президентской системе и федеративной структуре, проведение переговоров с Оджаланом, возникновение беспрецедентных в истории Турции споров вокруг категории «турецкость» наводят на мысль о том, что наряду с трансформацией политической системы Турции возможно даже изменение и топонима данного государства. Тезисы премьер-министра о турках, курдах, лазах, черкесах и утверждения, согласно которым «турецкость» – это не надидентичность, а одна из этих этничностей, порождают следующий вопрос: Турция, закончив существовать как турецкое государство, превратится в многонациональную структуру? 

Конечно, основной вопрос заключается в том, насколько все эти события благоприятны для Турции. В 2023 году нас ждет государство «Соединенные Штаты Анатолии» с многонациональной и федеративной структурой? И в этом государстве Стамбул – мировая столица, в его состав входят Северный Ирак и Северная Сирия, оно обладает правом голоса на Ближнем Востоке и является глобальной силой? Или же нас ждет распадающаяся на части Турция с отделившимся Курдистаном?

В действительности ответ на этот вопрос отражает наш взгляд не только на политику, но и другие сферы жизни. Одни полагают: я могу довольствоваться тем, что имею, и, если у меня нет возможности достичь большего, смирюсь. Такие люди не отваживаются на риск и обычно топчутся на месте. Иными словами, «от добра добра не ищут». Другие же готовы пойти на риск и даже ценой утраты того, что имеют, ведут крупную игру. Если они побеждают, то становятся гигантами, если проигрывают – исчезают с лица земли. Турция уже ступила на этот рискованный путь. Станем ли мы в 2023 году государством, обладающим правом голоса на международной арене? Ответ на этот вопрос оставляю за вами. 

Топоним «Турция» был присвоен данной территории несколько столетий назад европейцами. Неужели право именоваться «Соединенными Штатами Анатолии» и применять подобную систему будет принадлежать нам?

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.