«Вопрос о том, будут ли разрешены однополые браки в различных странах, уже не обсуждается. Обсуждается то, когда они будут разрешены», - убежден Давид Расу (David Razú), инициатор принятия закона об однополых браках в Мехико, первом городе Латинской Америки, где был принят подобный закон. В то время, как в Верховном Суде США ведется оживленное обсуждение закона об однополых браках, южная часть континента оказалась разделенной на прогрессивную и консервативную. Наиболее передовыми в этом отношении оказались Мехико и Аргентина, уже принявшие соответствующие законодательные акты.

Уругвай, Бразилия и Колумбия готовятся к ожидаемому принятию этого закона, а представители сексуальных меньшинств некоторых штатов Мексики и Бразилии добились от судов признания своего права. Между тем, Венесуэла и Перу не собираются предпринимать каких-либо шагов для установления равных прав в этой области.

Все началось в федеральном округе Мехико, рассказывает Лол Кин Кастаньеда (Lol Kin Castañeda), которая плачет от радости, вспоминая дни, наступившие сразу после принятия закона 21 декабря 2009 года. После нескольких месяцев работы учредительное собрание мексиканской столицы приняло закон, и она с супругой получили целую вереницу писем. «16-летняя девушка написала мне, что в 13 лет она поняла, что лесбиянка, но боялась рассказать об этом матери. Когда она все же решилась, то мать ответила ей: “Я давно это знала и думала, что ты будешь страдать, но сегодня я услышала интервью двух женщин, которые любят друг друга и счастливы”». Женщин, о которых идет речь, зовут Лол Кин и Джудит. Они вместе девять лет (и шесть из них состоят в браке).

Принятием того закона Мехико удивил весь мир. В федеральном округе Мехико с 2006 года существовали так называемые общества совместного проживания, в которых не вносилось изменений в гражданское состояние его членов. Им также не разрешалось принимать, например, медицинских решений. Мехико стал первым городом Латинской Америки, где стали признавать однополые браки, которых было заключено около 2 тысяч. В Аргентине первый однополый брак был заключен в декабре 2009 года, после того, как супруги обратились с требованием о соблюдении их личных прав. Закон там был принят в 2010 году, хотя сам процесс прошел очень быстро, за несколько месяцев. Закон о разводе 1985 года, наоборот, обсуждался в течение полутора лет, вспоминает Рената Хиллер (Renata Hiller), специалист в области сексологии из Университета Буэнос-Айреса. Как только закон был принят, он не наткнулся на особые препятствия, говорит она: «Аргентинское общество было подготовлено и тогда, и сейчас. Ни одна политическая группировка не предлагает повернуть назад, как Народная партия в Испании, хотя закон и был принят с очень небольшим перевесом голосов». В июле 2012 года, через два года после принятия закона, более 6 тысяч однополых пар сочетались браком в Аргентине. Следует признать, что «не во всех областях закон применяется одинаково, в некоторых не так-то просто заявить о том, что ты гей или лесбиянка», подчеркивает эксперт. В конце марта молодая пара была избита на частной вечеринке в муниципальном округе Сан-Исидро (San Isidro), в окрестностях Буэнос-Айреса. «Папа Римский - аргентинец, аргентинских п... быть не должно»,  - сказал нападавший.

В Мексике, вопреки расхожему мнению о том, что это консервативная страна, где мужчины постоянно заявляют о своем превосходстве, другие штаты, помимо федерального округа, предприняли значительные шаги в области легализации однополых браков. Активисты сексуальных меньшинств обнаружили пробелы в законодательстве штата Кинтана Роо (Quintana Roo), в котором не было определения того, что брак должен заключаться между лицами противоположного пола. В Оахаке 22 марта был зарегистрирован первый однополый брак, после того как Верховный Суд удовлетворил соответствующую просьбу двух женщин. В штате Коауила (Coahuila) этот вопрос сейчас обсуждается, а в муниципальном округе Куаутемок (Cuauhtémoc), штат Колима (Colima), где проживают около 30 тысяч человек, глава городской администрации уже зарегистрировала три брака, еще три ждут своей очереди, а на рассмотрении находятся десять заявлений.

«Рискну заявить, что около 80% населения муниципального округа, одного из самых консервативных в штате, поддерживают однополые браки», - заявила Индира Бискаино (Indira Vizcaíno), глава муниципальной администрации от левой Партии демократической революции (PRD). Однако не все так гладко. В январе 2010 года, согласно результатaм опроса, проведенного журналисткой Марией Де Лас Эрас (María de las Heras), лишь 22% мексиканцев выступало за то, чтобы узаконить однополые браки. В тот же месяц Генеральная прокуратура оспорила конституционность закона об однополых браках и возможности усыновления ими детей. Верховный суд жалобу Генпрокуратуры отверг. Через несколько месяцев бывший президент Фелипе Кальдерон (Felipe Calderón) попытался оспорить решение о том, что Лол Кин может обращаться в органы социальной защиты в качестве одного из супругов.

Уругвай, Бразилия и Колумбия готовятся


Уругвай, Бразилия и Колумбия вскоре войдут в число стран, уважающих права лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендеров (эта группа людей обозначается английской аббревиатурой LGBT).

В Уругвае еще не регистрируют однополые браки, но это вызвано скорее медлительностью системы. 3 апреля Сенат одобрил соответствующий законопроект подавляющим числом голосов. Сейчас он будет направлен в парламент, который, как ожидается, 10 апреля его утвердит. «Утверждение прав сексуальных меньшинств характерно для светского общества, где сильны традиции соблюдения прав человека», -считает Диего Семпол (Diego Sempol), преподаватель факультета общественных наук Университета Республики Уругвай и члена гей-сообщества «Черные овцы» (Ovejas Negras). Уругвай стал одной из первых стран, где женщинам разрешили голосовать, а для расторжения брака достаточно было лишь заявления женщины. Там отменили уголовную ответственность за аборт, а парламент страны рассматривает законопроект о легализации употребления марихуаны.

По этому же пути идет и Бразилия. В 2011 году Верховный Суд этой страны постановил, что геи могут вступать в брак. Сенатская комиссия по правам человека утвердила в прошлом году законопроект о гражданском браке, который должен еще быть одобрен Сенатом и парламентом, где много депутатов католиков и евангелистов. Тем не менее, судебные власти целого ряда штатов, включая федеральный округ, выразили свое согласие с законопроектом. Несмотря на сильные христианские традиции Бразилии, ее общества пропитано сексуальной свободой. Общины геев и лесбиянок Рио-де-Жанейро и Сан-Пауло действуют - одни из самых известных в Латинской Америке.

В Колумбии однополые браки еще не узаконены, но в конце 2012 года ее законодатели одобрили в первом чтении соответствующий законопроект. После еще трех слушаний он может обрести силу закона. Ожидается, что это произойдет до начала июля. Конституционный суд издал соответствующее распоряжение два года назад. «Если этого не будет сделано, то мы будем заключать браки в судах и нотариальных конторах», -говорит Марсела Санчес (Marcela Sánchez), глава неправительственной организации «Другая Колумбия» (Colombia Diversa). На данный момент они заявляют о своем свободном союзе в нотариальной конторе, чтобы иметь право на социальное обеспечение, пенсию и наследство, признанные судебными властями с 2007 года. По вопросу их прав общественное мнение разделилось: согласно социологическому опросу, проведенному в 2012 году, 58% молодых людей в возрасте от 18 до 24 лет не поддерживают однополые браки, а 66% граждан вообще их осуждают.

Совсем другое положение дел в соседней Венесуэле. «Режим Чавеса пытается преподнести себя в качестве прогрессивного», - считает Тамара Адриан (Tamara Adrián), адвокат и активистка LGBT, член всемирного секретариата Международной ассоциации лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендеров (ILGA), но его поддерживает огромное количество чрезвычайно активных евангелистов. Если к этому добавить милитаризм и полную нетерпимость к любой критике по вопросам соблюдения прав человека, то мы получи отсутствие терпимости и уважения». В 2008 году Конституционный суд отказался применять к однополым парам статью «защита семьи». «Как и большинство венесуэльцев, я отрицательно к этому отношусь, но у нас каждый имеет право на собственное мнение, и это вовсе не означает, что мы выступаем против того, что думаете вы», - благоразумно заявил в свое время покойный Уго Чавес. Оппозиционный кандидат Энрике Каприлес выступил за то, чтобы признать права однополых пар, но не за однополые браки. В целом, ряды оппозиции выражают большую терп
имость, по мнению Адриан.

В Перу законопроект о совместном имуществе находится под сукном в парламенте с 2010 года, хотя он не предусматривает создание семьи, а лишь признает совместную собственность, не устанавливая права наследования», поясняет Джовании Ромеро (Giovanny Romero), председатель Движения гомосексуалистов Лимы. «Каждую неделю в Перу убивает человека, состоящего в однополой связи, однако наш парламент отказывается обсуждать закон о предотвращении этих преступлений и ужесточении наказаний под предлогом того, что это первый шаг в стратегии, направленной на признание однополых браков», - отмечает он. Общая атмосфера в Лиме по отношению к ЛГБТ-сообществу в основном враждебная. Главным поводом кампании по отзыву со своей должности мэра Сусаны Вильяран (Susana Villarán) в январе этого года стало ее намерение признать права однополых пар. Согласно данным социологического опроса, проведенного в 2011 году, около 76% перуанцев выступают против легализации гражданского союза лиц одного пола, 82% выступают против регистрации брака между ними и 88% - против предоставления им права усыновлять детей, одного из самых спорных пунктов во всех странах, который в Перу даже не обсуждается. В Колумбии усыновление тоже не допускается, хотя в мае 2012 года Конституционный суд и разрешил усыновление двух детей американским журналистом, которого Институт семейного благополучия (Instituto de Bienestar Familiar) лишил права опеки, узнав о его сексуальной ориентации.

Эксперты, как правило, едины во мнении, что легализация однополых браков в Испании в 2005 году способствовала решению этого вопроса в Латинской Америке. «Это дало сильнейший толчок, разрушив миф о том, что в католических и испаноговорящих странах другая культура, поэтому они, мол, и не принимают таких законов», - заявляет мексиканский политолог Хенаро Лосано (Genaro Lozano). «Это был своего рода переход через Рубикон. Католической Испании, до недавнего времени крайне консервативной, одним махом удается принять весь комплекс правовых норм, касающихся однополых браков. Таким образом она создает очень важный прецедент для всего мира, но прежде всего для Латинской Америки», - считает депутат Давид Расу.

Как считают некоторые, будущее обещает весьма радужные перспективы. «Принятие Мексикой и Аргентиной законов о регистрации однополых браков вызвало огромный резонанс. Но постепенно это входит в общемировое русло реформ, и с каждым разом эти новости вызывают все меньшую реакцию», - подчеркивает Расу. «Гражданские движения кажутся скандальными на первых порах, а потом к ним привыкают. Кому сегодня, находящемуся в здравом уме, пришло бы в голову запрещать браки между людьми разного цвета кожи?»-  добавляет он. Такого же мнения придерживается и венесуэлка Тамара Адриан: «Это как право женщин на участие в голосовании, отмена рабства и расовой дискриминации. Те же самые причины, те же самые поводы, те же самые последствия». «Ни одно общество не подготовлено к однополым бракам, точно так же как ни одно не было готово к отмене рабства и предоставлению женщинам права голоса. Обсуждать вопрос о том, готово ли общество к признанию прав лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендеров, это все равно, что ставить под вопрос нашу человеческую природу», - говорит в завершение активист перуанского гей-движения Джованни Ромеро.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.