Момент оказался на редкость неудачным. 22 апреля посол Франции в Ливии Антуан Сиван (Antoine Sivan) позвал работавших в стране французов на прием по случаю визита депутатов Жака Мийяра (Jacques Myard) и Жана Главани (Jean Glavany), которым было поручено составление парламентского отчета по «арабской весне». Посол уже не в первый раз озвучил просьбу трехсот французских экспатов: они добивались возобновления прямых рейсов между Парижем и Триполи, а также исключения Ливии из «красной зоны» (максимальная опасность) на сайте Министерства иностранных дел.

На следующий день в начале восьмого утра у входа во французское посольство в Триполи, которое расположено в фешенебельном жилом районе на западе ливийской столицы, взорвались два автомобиля (один - полностью, а второй - частично, как утверждают наши источники). В результате двое охранников получили ранения (один из них — довольно серьезные).

На месте взрыва возле посольства Франции в Ливии


То есть, «нормальная» жизнь французским экспатам в ближайшем будущем явно не светит. Хотя работа в Ливии означает дополнительные надбавки в связи с опасной ситуацией в стране, переезд связан с жесткими ограничениями. Комендантский час, постоянный надзор, телохранители, проживание в гостиницах, трудности с перемещением и т. д. Список правил выглядит весьма внушительно.

Читайте также: Ливия год без Каддафи

Комендантский час, лагерная жизнь и телохранители


Так, например, сотрудники Total не могут сами решать, где им жить: их размещают в лагере под круглосуточным надзором. Всем официально запрещены вечерние посиделки с друзьями, и только поздние рабочие собрания могут послужить достаточно убедительным предлогом для нарушения установленного французской компанией комендантского часа. Ночью представитель крупного французского предприятия может выйти на улицу лишь в сопровождении телохранителей.

«Мы запретили машины с французскими номерами и ночные прогулки. Кроме того, мы установили надзор за сотрудниками [как французами, так и нет], потому что работа на французскую компанию может представлять для них опасность», — говорит Оливье Берно (Oliver Bernos) из компании Sidem, которая занимается опреснением воды.

К тому же, французские экспаты вынуждены мириться и с другим серьезным ограничением: им нельзя взять с собой семью. Этот запрет влечет за собой поистине гротескный парадокс. В сентябре посольство Франции отметило возобновление занятий во французской школе, где сейчас учатся всего два ребенка с французским гражданством.

Ситуация в Ливии


Помимо привычных мер предосторожности, французское охранное предприятие, которое уже не первый год работает в Ливии, призывает своих клиентов как можно меньше выделяться на фоне местных жителей:

«Громко не говорить по-французски на улице, не говорить по-французски по телефону на улице, ездить на не привлекающих лишнего внимания автомобилях и всегда брать с собой по меньшей мере двух ливийцев».

Также по теме: Ливийский друг в Париже

Триполи — не Бенгази

С осени прошлого года, когда Лоран Фабиус (Laurent Fabius) первым среди представителей иностранных держав выступил в Национальном конгрессе, французское сообщество призывает смягчить эти правила. В частности речь шла об исключении Ливии из «красной зоны» Министерства иностранных дел, что способствовало бы ослаблению установленных предприятиями мер безопасности и не навредило бы бизнесу.

Гибель американского посла Криса Стивенса (Chris Stevens) 11 сентября прошлого года и нападение на итальянского консула в январе не отразились на решительном настрое французов. Оба эти случая произошли в Бенгази на востоке Ливии, а не в Триполи, где ни одно из посольств никоим образом не пострадало после свержения Муаммара Каддафи.

Пожар в консульстве США в Бенгази, Ливия


Даже решение занимавшейся добычей нефти компании Ponticelli уйти из страны по окончанию срока действия договора 31 марта не заставило большинство французов изменить их точку зрения. В Ponticelli решили прекратить работу в том числе и по соображениям безопасности: нефтяное месторождение во многом напоминало захваченный в январе исламистами газовый комплекс Ин-Аменас в Алжире.

То есть, перспектива смягчения условий проживания в Ливии до недавнего времени казалась вполне достижимой. Еще во вторник вечером Жак Мийяр дал понять собравшимся, что ситуация в Ливии складывалась куда лучше, чем в Египте. Но это было до взрыва...

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.