Софи Куаняр отвечает на 100 вопросов о франкмасонстве, а также говорит об организации, ритуалах, внутренней борьбе и выдающихся деятелях этого движения на протяжении более трех столетий. Отрывок из книги «Франкмасоны» (Les Francs-maçons).

Много ли франкмасонов в окружении Франсуа Олланда?


Да, причем сегодня их даже больше, чем в предыдущих правительствах: членами масонских лож являются главы трех из четырех ключевых министерств. Небывалый случай для Пятой Республики.

Министр внутренних дел Манюэль Вальс (Manuel Valls) не делает тайны из того, что еще в молодости вступил в Великий восток Франции (GODF). Министр юстиции Кристиан Тобира (Christiane Taubira) принадлежит к Великой женской ложе Франции (GLFF). Министр Обороны Жан-Ив Ле Дриан (Jean-Yves Le Drian) уже давно является членом GODF. Министр заморских территорий Викторен Люрель (Victorin Lurel) в свою очередь официально признает, что состоит в GODF, куда он вступил еще в 1980-х годах а Гваделупе.

Во время президентской кампании именно он сопровождал кандидата Франсуа Олланда на закрытое собрание Великого востока Франции на улице Каде. Этой организации досталась львиная доля портфелей, потому что в ее рядах числятся также министр труда Мишель Сапен (Michel Sapin), министр бюджета Жером Каюзак (Jérôme Cahuzac), ответственный по связям с парламентом Ален Видали (Alain Vidalies)...

Премьер-министр Жан-Марк Эро (Jean- Marc Ayrault) не входит в число посвященных, но в его окружении всегда насчитывалось немало представителей братии, как в мэрии Нанта, так и среди советников в Матиньонском дворце, к которым относится, например, директор кабинета Кристоф Шантепи (Christophe Chantepy). На посту мэра Нанта в феврале 2008 года ему удалось провести через муниципальный совет субсидии объемом в 400 000 евро: официально эти средства предназначались для «различных нужд бюджетного и финансового характера». На самом деле два перевода по 200 000 евро были направлены Братской ассоциации социальных исследований, которая занимается двумя местными храмами Великой ложи и Великого востока Франции.

(...)

Великому востоку Франции удалось добиться принятия его предложения об уроках светской морали в школах, однако он так и не смог провести поправки в Конституцию. Хотя кандидат Олланд включил в свою избирательную программу инициативу о включении в Конституцию основополагающих принципов закона о светском государстве 1905 года, он отказался от нее после избрания. Дело в том, что такое решение означало бы пересмотр действующего со времен Наполеона режима в Эльзасе и Лотарингии: два этих региона не входили в состав Франции в 1905 году, когда был принят закон об отделении церкви от государства.

В качестве примирительного жеста в декабре 2012 года президент объявил о создании Центра светского общества, о котором говорил еще Жак Ширак в бытность главой государства.

(...)

Почему в Министерстве внутренних дел столько франкмасонов?

Все дело в старой традиции, восходящей к тем временам, когда полицейских инспекторов отправляли в ложи для наблюдения за заседаниями. Те в свою очередь сами становились настоящими масонами и набирали новых сторонников в своей профессиональной среде.

Хотя министр вовсе не обязательно должен быть масоном, он обычно набирает в сотрудники членов ложи, чтобы получить доступ к нужным связям в нужный момент. Масона для должности директора кабинета обычно можно без труда найти среди префектов.

Как бы то ни было, министры приходят и уходят, а чиновники остаются на своих местах. Вот почему самые значимые фигуры вовсе не обязательно находятся у всех на виду. Так, например, для назначений требуется широкий консенсус профсоюзов и высокопоставленных чиновников. Когда тех и других связывают узы братства, атмосфера становится заметно лучше.

Особенно велико число масонов среди комиссаров полиции: по меньшей мере один из четырех. Но что происходит, когда на стол к полицейскому попадает дело, в котором замешаны масоны? Ему следует отказаться от него, чтобы избежать подозрений в пристрастности. Тем не менее, ничего подобного еще никогда не случалось.