Два года назад, в 2011 году, Эстония приютила россиянина Савву Тереньтева. Напомним, он написал, «что было бы неплохо сжигать в печи по одному неверному менту в день». А вот молодому парню, который был переводчиком у эстонских солдат в Афганистане, в убежище отказали.

«Если бы в центре каждого города России, на главной площади (в Сыктывкаре — прямо в центре Стефановской, где елка стоит, чтоб всем видно было) стояла печь, как в Освенциме, где церемониально, ежедневно, а лучше — дважды в сутки (в полдень и полночь, например) — сжигали бы по неверному менту – народ чтобы сжигал, это был бы первый шаг к очищению общества от ментовско-гопотской грязи», — писал Савва Терентьев, за что против него возбудили первое в истории РФ уголовное дело за высказывание в интернете.

Читайте также: Афганистан и стабильность в Центральной Азии

Омар, афганский переводчик, тоже позволил себе оценочное суждение. В частности, газете Eesti Päevaleht он рассказал «о плохих людях Талибана», которые с оружием наперевес не пускали девочек Кабула в школу, а еще убивают чиновников. Помогавшему эстонским бойцам парню места в Эстонии не нашлось. Встает вопрос — как государство определяет, кому дать убежище, а кому — нет?

Последствия взрыва в Кабуле, Афганистан


Разница между Омаром и Саввой - существенная. До ходатайства об убежище последний вряд ли помог хоть одному гражданину Эстонской Республики, во всяком случае не рисковал своей жизнью по причине того, что помогал врагам талибов, известных своей жестокостью. Возможно, именно Омар поспособствовал тому, что наша страна не получила очередного завернутого в эстонский флаг гроба или ветерана с оторванной ногой. Похоже, на решение дать человеку убежище подобные деяния влияния не оказывает.

Министр иностранных дел Урмас Паэт указал, что причины отказа ведомство не разглашает — нет такой традиции. Он также добавил, что Афганистан безопасен так, как не был безопасен на протяжении 34 лет, когда в 1979 году в страну вторглись советские войска. А «Актуальной камере» сказал, что Эстония не бросает людей, помогавших республике, если их безопасности что-то серьезно угрожает.

Также по теме: В Эстонии кормят лучше, чем в московской тюрьме

Таким образом, можно предположить, что ключевым фактором является риск «пострадать». И в этом случае министр, похоже, считает, что после ухода международного контингента из Афганистана риск того, что в село Омара придут злые бородачи с автоматами и спросят, кто помогал иностранцам, меньше вероятности сесть в российскую тюрьму «за идею».

Чем еще непохожи судьбы Омара и Саввы? Последний — гражданин страны, из которой можно бежать, выбрав направление — Лондон, к примеру. Омар и другие гражданские лица «безопасного Афганистана» такой возможности не имеют. Их положение усугубляется и тем, что у них нет права на мирную жизнь, они должны выбирать ту сторону баррикад, которая обеспечит им относительно спокойное существование.

Привыкнуть к такому вряд ли можно. Тем не менее, Омар сделал свой выбор — он хотел просто спокойно жить и решил, что, помогая эстонским солдатам, приближает день, когда рядом с его селом перестанут стрелять. Предал ли он своих соседей-крестьян? Не знаю, но известно, что эстонские войска оставят Афганистан, а наша республика оставила парня — наедине с его Родиной и последствиями сложного выбора, на подобный которому Эстония оказалась неспособна.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.