Президент Аргентины Кристина Фернандес де Киршнер и бывший президент Бразилии Лула да Силва были единодушны в своей критической оценке СМИ как фактора консервативной власти, существующего в Южной Америке вот уже в течение десятилетия. «Это невероятно: когда их критикуешь, они утверждают, что мы подвергаем их нападкам. Но когда СМИ подвергают нас нападкам, они утверждают, что это демократия. Так не годится», - заявил руководитель Партии трудящихся, в то время как Кристина настаивала: «Они могут написать тысячи статей, но им никогда не удастся стереть из памяти аргентинцев события прошедшего десятилетия». Оба руководителя присутствовали на торжественной церемонии открытия Столичного университета образования и труда (Universidad Metropolitana por la Educación y el Trabajo, UMET), во время которой призвали к дальнейшей региональной интеграции, которая, по словам Лулы, «переживает наивысшую точку своего развития».

Во время церемонии главной темой был охват образованием всего населения с целью сокращению неравенства. Однако, всякий раз дискуссия переходила на ту роль, которую играют консервативно настроенные круги и медиа-империи, препятствуя развитию этого процесса. Бывший президент Бразилии подчеркнул, что «предоставить возможность тем, кто никогда не имел возможности», является единственной возможностью противостоять натиску тех, которые в течение всей истории принимали решения.

«Расширение и увеличение прав придает чрезвычайную легитимность любому правительству», потому что, «когда существует социальная справедливость, все газеты и телеканалы могут представлять все наоборот, но люди-то помнят» о тех благах, которые они получили, отметил Лула. «Кто бы ни пришел потом, никто не сможет отрицать той помощи, которую в годы правления Нестора и Кристины Киршнер была предоставлена беднякам», добавил он, сравнив свое правление и президентство Дилмы Русеф с деятельностью Перона в Аргентине: «Консервативные круги Бразилии не могут осознать, что произошло в стране за это десятилетие. Точно так же они не понимают, что произошло там в 40-е годы и что происходит сейчас», - отметил он.

«Вы даже представить себе не можете, что они говорили о правлении Перона, что они говорили про Еву Перон и самого Перона, - заметила ему Кристина. - Но у них ничего не вышло, поскольку именно Ева и Перон предоставили народу более широкие права. Они могут опубликовать хоть тысячу статей, но никогда не смогут стереть из памяти аргентинцев события этого десятилетия. Те права, которые они получили, построенные объекты, школы, миллионы людей, которые теперь имеют работу». Кристина Киршнер иронично заметила: «Всякий раз, когда нас хотят покритиковать, то говорят, что мы не похожи на Бразилию. Но истина заключается в том, что мы, к счастью, на нее похожи. Мы похожи на Лулу, на Дилму», - заявила она под восторженные аплодисменты.

«Пусть каждый для себя решает»

Кристина Киршнер и Лула единодушно отметили важность образования как ключевого фактора социальной интеграции и социальной справедливости. «Кто-то говорит о популистских правительствах, а я предпочитаю называть их правительствами, верящими в равенство возможностей с тем, чтобы каждый мог решить, какую жизнь он хочет прожить», - подчеркнула Кристина Киршнер. Лула, со своей стороны, перечислил те стержни, на которых держится политика социальной интеграции: доступность бесплатного высшего образования для молодежи, достойная оплата труда преподавателей, сокращение в уровне доходов и большая взаимосвязь между образованием и производством.

«Мы не совершаем чудес, в политике чудес не бывает. Образование выполняет основополагающую функцию в задаче построения более справедливого общества, – добавил Лула. - В Бразилии мы боремся против всех монополий, включая монополию на образование «высшего класса, поскольку это ни что иное, как монополия на власть». Развивая эту мысль, Лула отметил важность «сделать образование доступным для всех, но в первую очередь для тех, кто в силу исторических условий не мог его получить».

В завершение обсуждения темы Кристина Киршнер напомнила, что в Аргентине «после 2001 года средний класс находился на грани уничтожения», и одна из главных задач правительства, которые правительство решало в прошедшее десятилетие, заключалась в том, чтобы восстановить этот общественный слой, всегда имевший прочные позиции в Аргентине, что значительно отличало ее от Бразилии, где неравенство было гораздо более глубоким. «Я хочу напомнить представителям среднего класса о том, как они стучались в двери банков, требуя вернуть им деньги. Они иногда забывают, что именно нынешнее правительство вернуло им их сбережения», - подчеркнула Киршнер, отметив, что «именно благодаря этому правительству трудящиеся, профсоюзы и правозащитные организации вновь получили возможность оказывать влияние на принятие государственных решений». 

И, наконец, оба государственных деятеля единодушно высказались в пользу дальнейшей развитии региональной интеграции, начало которой десять лет назад положили Лула, Нестор Киршнер и Уго Чавес. «Мы развеяли миф о бразильско-аргентинском соперничестве, мешавший нашему совместному росту и наносивший ущерб нашим интересам. Сильные мира сего стремятся посеять рознь и вражду, чтобы сохранить свою власть и влияние, а вы сумели этого не допустить», - заявила Кристина Киршнер. Видный государственный деятель Бразилии, добавил в свою очередь: «У нас есть право и обязанность вести борьбу за более справедливый мир. А станет он справедливым тогда, когда права перестанут быть исключительным достоянием тех, у кого есть деньги на то, чтобы их купить».

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.