Недавно я с удовольствием ознакомился с первым томом биографии Гитлера Джона Толенда (John Toland). Основываясь на множестве документов и рассказов очевидцев, он показывает нам лидера Национал-социалистической партии таким, каким он был на самом деле, в своей личной жизни: мелкая душонка, жалкий карьерист, мегаломан, неудовлетворенный жизнью человек, который потерпел неудачу во всем перед тем, как заняться политикой, сексуальный извращенец (он был влюблен в племянницу Гели и довел ее до самоубийства, был большим любителем 16- и 17-летних девочек), редкостный трус (одержим воображаемым раком), лентяй (появлялся в кабинете не раньше полудня, не мог прочитать досье), циничный и бессовестный бандит, не чуравшийся ликвидации даже самых давних и верных соратников, слабовольный и не способный принять четкое решение лидер, постоянно терявшийся в бесконечных запутанных монологах, маньяк с навязчивыми идеями, который не желал принимать во внимание прочие мнения и реалистичные взгляды.

Читайте также: Откуда у Гитлера возникла ненависть к евреям

Но как тогда, спросите вы, такой мерзкий и не слишком умный человек сумел подчинить себе первую промышленную державу Европы и погрузить весь мир в пучину крови и огня? Он был умелым тактиком и манипулятором, обладал странным магнетизмом в голосе и взгляде, который позволил ему повести за собой толпу. Тем не менее, его подъем на волне экономического хаоса (6 миллионов безработных в 1932 году) и советской угрозы объясняется в первую очередь слепотой и бездействием обществ западных стран. Разумеется, всем это и так известно. Однако при чтении книги все равно поражаешься масштабам попустительства правящего европейского класса. «Когда немецкие солдаты вошли в Рейнскую область 7 марта 1936 года, Лондон всерьез не рассматривал возможность каких-либо ответных действий. Французское правительство придерживалось консерватизма, граничащего с робостью. Генерал Гамлен заявил, что даже такая ограниченная по масштабам операция была связана с непредвиденным риском...»

После этого шага Гитлер сказал: «Если бы французы приняли ответные меры, нам бы пришлось отступить, потому что имевшихся у нас военных ресурсов было недостаточно даже для слабого сопротивления». Таким был первый и решающий шаг на пути к апокалипсису. К чудовищу, которое породили глупость и бездействие. Но что, если по сути ничего так и не изменилось? Что, если европейское руководство и элита (разумеется, в других обстоятельствах и перед другими угрозами) могут вновь проявить все ту же наивность, попустительство и конформизм? Может быть, это глупо, но этот вопрос не дает мне покоя...

Максим Тандонне (Maxime Tandonnet), высокопоставленный французский чиновник, бывший советник Николя Саркози по вопросам интеграции.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.