Автократы сегодня, по всей видимости, могут действовать совершенно безнаказанно, в связи с чем нельзя не подивиться поведению некоторых примеривших на себя демократическую маску государств, которые до сих пор опасаются, что их могут раскрыть. Так, авторитарные режимы тратят огромные силы, чтобы защитить свой демократический образ. Они пускаются в дорогостоящие и рискованные маневры, чтобы получить «знак качества», который неразрывно связан с избирательной системой, основанной на «всеобщем голосовании».

Зачем, например, Владимир Путин настолько запутал выборы и сформировал систему «чередования» с Дмитрием Медведевым, не считая множества других инициатив, которые были призваны создать ему образ демократического лидера? Почему нельзя просто провозгласить себя главой государства и продолжить руководить авторитарной системой, чем он, по сути, и занимался десять с лишним лет?

Церемония инаугурации избранного президента РФ В.Путина


То же самое явление существует и в других странах, от Марокко до Аргентины, от Анголы до Венесуэлы, от Ирана до Эквадора. Все эти правительства стали настоящими мастерами в искусстве политических фокусов. С одной стороны, они заостряют внимание на выборах и прочих элементах демократии. С другой стороны, они всячески мошенничают и нарушают правила, чтобы монополизировать власть, подавить оппозицию и заткнуть рот критикам.

Некоторые государства честно признаются в тоталитаризме: это касается, например, Северной Кореи, Белоруссии или Кубы. Тем не менее, таких стран становится все меньше и меньше: с 1973 года число недемократических стран сократилось с 69 до 47.

Положительный момент заключается в том, что мы можем оказать давление на псевдодемократических лидеров, которые нарушают права и свободы сограждан. Такая возможность имеется у иностранных государств и политиков. Однако в последнее время ею, увы, мало кто пользуется.

В качестве примера давайте рассмотрим ситуацию в Латинской Америке. В 1970-80-х годах, когда во многих латиноамериканских странах балом правили кровавые диктатуры, Венесуэла представляла собой демократическое государство, которое принимало у себя и предоставляло защиту подвергавшихся гонениям военных режимов политических деятелей. К настоящему времени многие из этих бывших беженцев вернулись в свои страны и занимают высокие посты в правительствах, парламентах и политических партиях. Их молчание при виде того, что происходит в Венесуэле, поистине оглушительно.

В первую очередь обратить внимание следует на безразличие Бразилии. Эта страна, разумеется, не собирается становиться стражем демократии в регионе или самоуправно вмешиваться во внутреннюю политику соседей. Тем не менее, было бы неплохо, если бы ее власти посчитали нужным время от времени сказать несколько слов. Было бы просто прекрасно, если бы ее международная политика отражала ценности одной из крупнейших и динамично развивающихся демократий в мире. Если бы она открыто заявила о своем мнении как уважаемое и влиятельное государство. Как страна, чей политический класс пользуется моральным авторитетом тех, кто на собственной шкуре испытал последствия борьбы с жестоким и репрессивным режимом.

Дилма Русеф и Луис Инасиу Лула да Силва


Демократы со всего мира и, в первую очередь, из Латинской Америки были неприятно поражены молчанием президента Лула да Силвы по поводу вопиющих нарушений прав человека на Кубе, а также замаскированных посягательств на демократию Уго Чавеса в Венесуэле, Рафаэля Корреа в Эквадоре и Даниэля Ортеги в Никарагуа. Мы не услышали ни слова, ни единого упрека...

Остается надеяться, что Дилма Русеф будет придерживаться другой линии. Однако пока ничего подобного не происходит. Бразилия немедленно признала победу Николаса Мадуро, хотя и прекрасно понимала, что такой результат вызывает серьезные сомнения. Несколько дней спустя после выборов Бразилия вместе с другими странами призвала Каракас перепроверить итоги. Мадуро согласился на повторный подсчет голосов, однако Национальный избирательный совет провел его самым что ни на есть подозрительным образом.

Если правительство убеждено в своей победе на выборах, у него нет причин опасаться тщательного и прозрачного пересчета бюллетеней. Кроме того, демократическое правительство не может запретить оппозиционным депутатам выступить перед Национальным собранием. И тем более допустить, чтобы парламентарии от партии власти силой заткнули им рот и избили их прямо во время слушаний, в результате чего тем пришлось обратиться в больницу.

Уважаемая Дилма Русеф, пожалуйста, поделитесь с нами вашим мнением по этому поводу.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.