Если кто-то все еще считает, что Европа – скучный и вялый континент, это значит, что он не следил за последним конкурсом Евровидения. Возможно, в результате воздействия кризиса и усталости от салонной политики, конкурс нынешнего года сломал стереотипы с самого первого момента, когда на сцене появилась французская рокерша и исполнила песню на английском языке. Это прозвучало как декларация о намерениях по поводу французской культурной исключительности.

В европейских инстанциях, наверное, обратили на это внимание. Французский, бывший официальным языком Евровидения в течение всего времени, оказался почти полностью отодвинутым на второй план при подсчете голосов. Не только представители северных стран пели на английском, что уже стало привычным, но также посланцы России и Германии.

Это преддверие конца националистических проявлений и языкового многообразия? Отнюдь нет. Социальные сети в высшей степени оживились, когда возмущенные твиттеры заговорили о якобы преобладании политики над качеством музыкального исполнения. Действительно, не только голосование, но и многие выступления могли рассматриваться сквозь политическую призму.

Знаменитая Бонни Тайлер (Bonnie Tyler), представительница страны, предлагающей провести референдум по вопросу выхода из Евросоюза, была наказана голосованием, что никак не соответствовало ни качеству ее выступления, ни обращению к зрителям Believe in me (Верь в меня). Обедневшие греки требовали бесплатного алкоголя, чтобы заглушить тоску, а финка Криста Зигфридс (Krista Siegfrids) требовала легализации однополых браков, поцеловав на сцене одну из балерин. По некоторым сведениям, это стало причиной обеспокоенности Турции, которая не приняла участия в конкурсе вместе с другими странами, испытавшими на себе тяготы кризиса, в частности, Португалии.

К обвинениям в плагиате, витающим над песней-победительницей, исполненной датчанкой Эмели де Форест (Emmelie de Forest), добавилось негодование президента Азербайджана Ильхама Алиева, недоумевающего, почему ни один балл от его страны не был засчитан в пользу России, в то время как она активно голосовала за азербайджанцев и требует проверки правильности подсчета голосов. Вряд ли это сильно повлияет на конечный результат, но Баку очень обеспокоен тем, что этот инцидент омрачит его «братские отношения» с Москвой.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.