Когда в понедельник около полуночи европейские министры иностранных дел расходились после 12-часового совещания по Сирии, они не скрывали, что внутри блока существуют глубокие разногласия по вопросу о том, стоит ли вооружать сирийскую оппозицию.

Заявления Британии и Франции о том, что они — несмотря на позицию большинства из 27 стран-членов Европейского Союза – не будут продлевать сирийское эмбарго без поправки, которая позволит вооружать повстанцев, означали, что пакет европейских санкций против режима президента Башара Асада придется разделить.

В пятницу страны ЕС официально восстановят большую часть экономических, финансовых и энергетических санкций против сирийского режима, однако это не относится к санкциям на поставки оружия. Вместо этого каждой стране придется вырабатывать в этом вопросе свою политику – правда, в рамках договоренностей о том, какое оружие можно поставлять.

Продемонстрированные в понедельник расхождения в вопросе о мировой горячей точке номер один в очередной раз подчеркнули, что при всех претензиях Брюсселя, Европе пока далеко до единой внешней политики. Эти внутренние разногласия в сочетании с продолжающимися экономическими трудностями, которые бьют по оборонным бюджетам, заставляют многих предполагать, что Европа выпадает из числа ключевых игроков на мировой арене.

Читайте также: США все ближе к интервенции в Сирию

«Я думаю, что вы видели страны, осуществлявшие регулировку бюджета в контексте долгового кризиса, и знаете, как это сказывалось на их возможностях на целом ряде фронтов, - отметил Муджтаба Рахман (Mujtaba Rahman), возглавляющий отдел исследования Европы в Eurasia Group. – Оборона – одна из самых пострадавших областей, если не самая пострадавшая».

Ситуация в Дамаске, Сирия


Другая сторона кризиса еврозоны, еще сильнее влияющая на возможности Европы, заключается в том, что он нанес ущерб европейскому «бренду». Дипломаты из Брюсселя рассказывают, что в Пекине, Москве и даже Вашингтоне при попытках обсудить внешнюю политику им временами говорят, что Европе следовало бы сначала навести порядок в собственной экономике.

Кроме того, Евросоюзу мешает разница между стратегическими культурами его членов. Германия - одна из немногих стран, экономику которых кризис не выбил из колеи, - по-прежнему крайне неохотно использует военную силу. В 2011 году ее упорное противодействие военной операции в Сирии привело к расколу в ЕС.

Ситуация в Мали также показала, что решения в ЕС по-прежнему принимаются слишком медленно, чтобы Европа могла оперативно реагировать на кризисы дипломатическими и военными средствами. Хотя Евросоюз давно планировал заняться обучением малийской армии —сейчас этот процесс идет —и другими проектами по укреплению безопасности в Сахеле, только самостоятельные действия Франции при поддержке американской и британской военной техники помогли сдержать продвижение на юг воинствующих исламистов.

Также по теме: Стоит ли вооружать сирийских повстанцев?

«Я считаю, что реакция на сирийский кризис – лишь один из примеров неудач внешней политики Европейского Союза», - говорит Марк Пьерини (Marc Pierini), приглашенный исследователь Фонда Карнеги за международный мир и бывший посол ЕС в Сирии, Турции и Ливии.

Г-н Пиерини обвиняет договоры Европейского Союза в том, что они дают Британии, Франции и Германии возможность удушать общую внешнюю политику. Кроме того, по его мнению, отделение программ поддержки и гуманитарной помощи от процесса принятия дипломатических решений лишает ЕС части его «мягкой силы». «Мы, фактически, парализуем сами себя», - полагает он.

Директор программы по Ближнему Востоку и Северной Африке Европейского совета по международным отношениям Дэниел Леви (Daniel Levy) считает, что недостатки европейской внешней политики порождают бессмысленные споры вроде состоявшегося в понедельник, когда министры из стран ЕС вместо того, чтобы «попытаться взять под контроль» Женевскую мирную инициативу, потратили все время на обсуждение возможных поставок британского и французского оружия, которые, скорее всего, в любом случае мало скажутся на конфликте в Сирии.

«Европа сначала запуталась в том, что не должно было быть главной темой повестки дня, а потом российская реакция предсказуемо заставила ее выглядеть довольно глупо», - заявил он, комментируя обещание Москвы осуществить поставку современны вооружений режиму Асада.

Однако у Брюсселя все же остаются на руках карты, которые он может разыгрывать, чтобы сохранять глобальную роль.

Барак Обама и Реджеп Тайип Эрдоган обсуждают проблемы Сирии в Белом доме


Евросоюз обладает самым крупным в мире официальным бюджетом для оказания помощи. Во вторник он принял программу помощи на период с 2014 года по 2020 год, которая, несмотря на рецессию, сохраняет помощь на том же уровне, что и предыдущая семилетняя программа.

Читайте также: Великобритания и Франция победили в борьбе за отмену сирийского оружейного эмбарго


По словам европейских чиновников, на южном направлении Евросоюз использует свою покупательную способность, торговую политику и программы помощи, чтобы поддерживать пережившие Арабскую весну страны - такие, как Тунис, Иордания и Египет. На восточном направлении перспектива вступления в ЕС ослабляет напряженность на Балканах. Хорватия присоединилась к блоку в июле. Сербия и Косово, надеющиеся присоединиться к нему в будущем, недавно подписали выработанное при посредничестве Евросоюза соглашение, которое должно улучшить отношения между ними.

Продолжающее развиваться европейское внешнеполитическое ведомство также установило тесные связи с африканскими и азиатскими политическими и торговыми блоками и играет растущую роль в деле координации зачастую конкурентных отношений стран-членов ЕС с Россией, Бразилией и Китаем.

Евросоюз в последние годы также стал координировать больше военных операций. Помимо учебной миссии в Мали и значительного вклада в операции ООН Брюссель осуществляет тренировочные и антипиратские проекты в Сомали и вокруг нее, держит наблюдательную миссию в Грузии и проводит полицейские операции в Косово, Демократической Республике Конго и Афганистане.

Кроме того Евросоюз председательствует на шестисторонних переговорах по ядерной программе Ирана. Неожиданно принятые блоком в 2012 году масштабные финансовые и энергетические санкции стали важной частью международного давления, направленного на то, чтобы усадить Тегеран за стол переговоров.

В связи с этим европейские официальные лица утверждают, что, хотя случившееся в понедельник было ударом и шагом назад для национальных внешних политик, списывать со счетов влияние европейской внешней политики пока рано. По их мнению, заявления об этом напоминают прогнозы 2011 и 2012 годов о грядущем коллапсе евро.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.