Протесты в Турции показывают, что люди почти повсюду теряют терпение и негодуют.

Если забыть о нескольких особо сварливых представителях американского правого крыла (которые почти десять лет предупреждают о «нео-османизме» Анкары), Турцию почти все считали вполне успешной страной. Хотя такая поддержка была обширной, но совершенно неглубокой, многие расхваливали Турцию, называя ее «мостом между цивилизациями» и «мусульманской демократией», и призывали страны арабской весны усердно следовать турецкому примеру. Согласно популярным представлениям, Турция успешно преодолела целый ряд линий разлома, которые обычно создают проблемы: между Европой и Ближним Востоком, между исламом и современностью, между диктаторским прошлым и демократическим настоящим. Турция сумела сделать все это, одновременно создавая одну из самых благополучных и активно развивающихся экономик на планете, и  исправляя свое отношение к курдскому меньшинству (которое почти на всем протяжении истории было просто отвратительным). Короче говоря, в Турции все было хорошо.

Акции протеста в Турции


Читайте также: Эрдоган должен понять важность восприятия

Конечно, сейчас за кулисами многие признают, что все было не так просто и не так позитивно. В определенных кругах «автократические» наклонности Эрдогана часто преувеличивались, но даже поверхностный взгляд на биографию этого человека показывает, что у него есть некоторые весьма неприятные черты. Эпитет «умеренно исламистская», которым западная пресса часто награждала эрдогановскую Партию справедливости и развития, всегда казался мне терминологическим противоречием. Я вряд ли самый большой неоконсерватор в мире, однако исламизм по определению не может быть умеренным (а если он умеренный, то это не исламизм). Эрдоган проявляет умеренность в своей тактике действий (он не стал вводить законы шариата по примеру Саудовской Аравии и применять их, вешая и обезглавливая людей). Но он весьма последователен в своих долговременных действиях по созданию более исламского общества, над которым властвует государство. Я слышал выступление этого человека на прошлогодней конференции в Ялте, и его гнев по поводу фильма «Невинность мусульман» казался настолько осязаемым, что перевод был просто не нужен. Естественно, Эрдоган был против свободы слова, если эта свобода оскорбляла чувства верующих в ислам (а это говорит о том, что он против свободы слова в целом).

Неприятные стороны Эрдогана заметны и в том, как его правительство обращается с прессой. Согласно подсчетам большинства неправительственных организаций, выступающих за свободу прессы, в Турции в настоящее время за решеткой находится больше журналистов, чем в любой другой стране мира, включая Китай (где население намного больше). Государство выступает за судебное преследование огромного множества журналистов, обвиняя их в связях с таинственной организацией «Эргенекон», которая якобы состоит из высокопоставленных представителей турецких государственных органов, и которую обвиняют в терроризме и предательстве за попытку свергнуть Эрдогана. Учитывая любовь турецких военных к свержению избранных властей, нетрудно себе представить, что у некоторых офицеров весьма недобрые чувства к премьер-министру. Но если не увлекаться чрезмерно комиксами, вряд ли можно поверить в масштабный заговор с участием журналистов, армейских генералов и шпионов (в рамках процессов против «Эргенекона» обвинения предъявлены 300 с лишним человекам, а арестовано еще больше).

Также по теме: Причина протестов в Турции - не только «болезнь роста»

Но несмотря на некоторые нарушения, Эрдоган пользуется мощной, просто оглушительной популярностью среди турецкого народа. На выборах он набирает столько голосов, сколько никто еще не набирал за всю историю страны. Эрдоган одержал такую сокрушительную победу над Республиканской народной партией, которая является  партией традиционной «кемалистской» элиты, что он может руководить страной безо всякой оппозиции. Власть Эрдогана над парламентом настолько велика, что он задумался над внесением изменений в турецкую конституцию, чтобы дать больше полномочий президенту (многие комментаторы тут же уловили сходство между его замыслами и недавней «рокировкой» Владимира Путина и Дмитрия Медведева).

Премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган


Дело в том, что по всем меркам Эрдоган является  демократически избранным и законным лидером. Ни один заслуживающий доверия источник никогда не пытался утверждать, будто его победа на выборах является  нечестной (учитывая успехи турецкой экономики за последнее десятилетие, кажется удивительным то, что он не одержал еще более уверенную победу). Сердцем и душой я несомненно с молодыми и космополитичными участниками протестов в Стамбуле, Анкаре и других крупных городах. И хотя мне неприятны угрюмые и набожные массы, одобрительно относящиеся к демократии Эрдогана с ее назойливостью и подчеркнутой религиозностью, я не могу найти ответ на вопрос о том, как можно улучшить ситуацию. Даже если бы выборы прошли сегодня, в победе Эрдогана нет никаких сомнений. Наверное, он не пользуется популярностью среди молодых жителей самых богатых городов страны, но премьер-министр чрезвычайно популярен среди жителей маленьких и средних городов, уровень жизни которых резко поднялся после того, как Партия свободы и справедливости приступила к реализации экономических реформ.

Читайте также: Авторитарная тактика Эрдогана


Я уже говорил о том, что Турция - далеко не идеальная демократия, но она намного совершеннее, чем 10 или 20 лет тому назад. Турецкие военные осуществляли вмешательство всякий раз, когда какая-нибудь политическая партия становилась слишком религиозной, или когда просто возникало ощущение, что какой-то политик обретает слишком большую популярность. Сегодня такое уже маловероятно (Партия свободы и справедливости основательно кастрировала турецкую армию), и это вполне здоровая тенденция, потому что  современные общества не позволяют никем не избранным генералам решать, каким политическим партиям будет дозволено править. Если старая кемалистская элита может сохранять власть, лишь держа всех остальных под прицелом, значит, эта элита не заслуживает того, чтобы находиться у власти.

Но мой главный вывод по поводу Турции таков: технологии и социальные сети очень сильно повышают уровень ожиданий и надежд граждан, особенно молодых и образованных. Благодаря Twitter и Facebook любые случаи злоупотреблений властей и жестокости полиции мгновенно становятся известны тысячам и даже миллионам людей. Однако реальные механизмы государственного управления, неупорядоченные и хаотичные бюрократические учреждения, которые строят дороги, ремонтируют тротуары, предоставляют медицинскую помощь и заведуют школами, остаются такими же дисфункциональными и неэффективными, как и раньше. Причина такого положения дел в том, что технологии управления всей этой работой не претерпели почти никаких изменений. Чем больше я думаю об этом, тем больше осознаю, что это явление – возросшие  ожидания и нарушения в работе учреждений – является всеобщим по своей природе и охватывает весь мир. Его интенсивность может меняться от места к месту, однако базовая динамика остается неизменной. Молодые люди в Турции, в России, в Испании, в США хотят, чтобы их голоса были услышаны прямо сейчас, а не через полгода или год, когда престарелые и оторванные от жизни политики произнесут свои скучные речи. Я сомневаюсь, что существует способ удовлетворить требования таких групп людей (мне кажется, государственный аппарат стал слишком громоздким, неповоротливым и неэффективным, чтобы им можно было результативно управлять). Но вопрос в том, что будет важнее в предстоящие месяцы и годы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.