Несколько недель тому назад я саркастически и с недоверием вопрошал, что может быть хуже череды скандалов, прокатившихся по стране, из-за которых пресса и республиканское большинство  в палате представителей пришли в возбуждение, граничащее с бешенством. Что ж, вопрос можно было и не задавать, потому что стало действительно еще хуже. Серия разоблачений, с которыми выступил Гленн Гринуолд (Glenn Greenwald), ранее работавший в Salon.com, а сейчас пишущий для британской Guardian, наглядно показала истинный размах операции онлайновой слежки, которую проводит правительство Соединенных Штатов. Разоблачения оказались пугающими: оказывается, Агентство национальной безопасности (АНБ) хранит на своих серверах всю электронную переписку, а также ведет учет буквально всех телефонных разговоров (не содержание, а такие метаданные, как телефонные номера звонивших и отвечавших, продолжительность разговоров и т.д.).

Согласно некоторым сообщениям, средства электронной слежки у АНБ настолько изощренные, что оно может следить за электронными письмами буквально в момент их написания. Вот уж поистине оруэлловский размах контроля, в который прежде мало кто верил, считая все это сферой конспирологии. Короче говоря, силы и средства государственной слежки и ее размах - гораздо мощнее и шире, чем власть признавала публично, а разоблачения Гринуолда, подкрепленные утечками секретной информации, полностью противоречат официальным показаниями многочисленных представителей спецслужб.

Логотип Агентства национальной безопасности (NSA) от The Electronic Frontier Foundation's Hugh D'Andrade


Читайте также: В защиту Старшего брата


Вообще-то, в хорошо функционирующем государстве многочисленные факты лжесвидетельств высокопоставленных государственных чиновников в конгрессе не только привлекли бы к себе внимание средств массовой информации, но и повлекли бы за собой возбуждение уголовных дел. Видите ли, когда люди дают показания в конгрессе, считается, что они должны быть правдивыми (вот почему они выступают там под присягой). А все то, что всплыло на поверхность в последние несколько дней, предельно ясно свидетельствует о том, что большое количество людей, давая показания в конгрессе, говорили неправду. Похоже, что Джеймс Клэппер (James Clapper), возглавляющий АНБ, сказал просто чудовищную ложь, когда один американский сенатор спросил его в лоб, собирает ли агентство «какие-нибудь данные» на миллионы американских граждан. Что он ответил? «Нет, сэр».

Я не хочу делать вид, будто Соединенные Штаты в этом отношении уникально плохи. Это не так. Позавчера я писал статью для Forbes, и привел там краткую выдержку из характеристики, данной Госдепартаментом программе российского правительства по осуществлению слежки в интернете. Правда, я убрал оттуда названия конкретных учреждений. Когда я удалил названия типа «ФСБ» и «Министерство связи и массовых коммуникаций», оставшийся текст с описанием того, как правительство вынуждает провайдеров интернет-услуг предоставлять ему доступ к важной и секретной информации, стало практически невозможно отличить от описания программ АНБ, которое дал Гринуолд, вплоть до таких ставших ненужными слов, как «требуется распоряжение суда». Если сосредоточиться не на конкретных технических деталях каждой из программ, а посмотреть на их структуру и на то, к какой информации они обеспечивают доступ, то легко можно увидеть сходство. Вернее, не увидеть его просто невозможно.

Также по теме: Конгрессмены пытаются отменить запрет на пропаганду

Я уже говорил об этом прежде, но повторюсь. Последний скандал указывает на то, что налицо всемирный отход и отказ от подотчетности. С точки зрения процедур большинство  стран сегодня гораздо свободнее, чем прежде: проводятся выборы, разные люди приходят к власти и уходят из нее, и на поверхности - обычно положительные изменения. Но за кулисами, в коридорах бюрократии, где принимаются настоящие решения, и где осуществляется настоящее государственное управление, усиливаются косность и очерствение, граничащие с полной стагнацией.

Я не испытываю особых иллюзий относительно склонности «государства в государстве» к переменам. Но то, как предполагаемое движение Барака Обамы навстречу прозрачности было грубо остановлено бюрократией из сферы национальной безопасности, очень сильно отрезвляет. Если посмотреть на все эти секретные списки людей, приговоренных к ликвидации посредством беспилотников, а также на многочисленные судебные преследования разоблачителей злоупотреблений и нарушений властей, то можно прийти к выводу, что такой непрозрачной президентской администрации у нас не было никогда. Конечно, есть в этом и вина самого Обамы, но я твердо уверен, что львиную долю ответственности несет вышедшее из-под контроля разведывательное сообщество, а также крайне неэффективный, бесплодный и равнодушный конгресс, пугающийся собственной тени, когда от него требуется осуществить какой-то реальный надзор. По сути дела, конгресс преподнес исполнительной ветви всю полноту власти на блюдечке с голубой каемочкой, и вполне естественно, исполнительная ветвь такой подарок вежливо приняла.

Капитолий в Вашингтоне


Читайте также: Тотальная слежка


Глядя на Соединенные Штаты и на их западных союзников, а также сравнивая эти страны с их традиционными антагонистами, такими, как Россия, Китай и так далее, я сразу вспоминаю финальную сцену из знаменитого оруэлловского «Скотного двора» и некоторые образы, поразившие меня с самого первого момента, когда я прочитал эту книгу в детстве. Когда свиньи, назначившие себя повелителями скотного двора, приглашают местных фермеров отпраздновать новый союз, Оруэлл так описывает эту сцену:

Теперь было ясно, что случилось со свиньями. Оставшиеся снаружи переводили взгляды от свиней к людям, от людей к свиньям, снова и снова всматривались они в лица тех и других, но уже было невозможно определить, кто есть кто.

Такое же чувство дезориентации и путаницы возникает у меня сейчас. Мне все труднее сказать, какие страны «плохие», а какие «хорошие». В качестве примера можно взять Турцию. Еще недавно турецкое правительство на весь мир говорило о том, что Сирии нужна демократия, что сирийским гражданам нужно чувство собственного достоинства, что их права должны соблюдаться, и что им нужны свободы, чтобы мирно протестовать против своего правительства. То были вдохновляющие заявления, с которыми трудно не согласиться. Только вот оказалось, что значительная часть турецкого общества настолько разочаровалась в собственном правительстве, что считает единственно приемлемым способом действий уличные протесты. А турецкое правительство в ответ на эти мирные протесты начало злобно закручивать гайки и применять репрессии, в результате которых сотни человек получили ранения, а еще большее количество людей было арестовано и брошено за решетку по различным надуманным обвинениям. Вот и получается, что мы переводим взгляды от одной страны к другой, от свиней к людям, и нам все труднее определить, кто есть кто.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.