Когда султан умирал, женщины из его гарема должны были покинуть дворец. Чтобы сохранить прежний уровень жизни, они вынуждены были искать источники дохода. В числе прочих этим смог воспользоваться один прусский дипломат.

Что случалось с женщинами гарема, когда его хозяин отправлялся к праотцам? Они должны были покинуть дворец и найти себе новое пристанище, что, разумеется, влекло за собой расходы. Чтобы не лишиться средств к существованию, бывшие наложницы покойного султана продавали то, что получили когда-то в подарок: драгоценности, произведения искусства и даже книги.

После смерти султана Абдул-Хамида I в 1789 году одним из покупателей таких вещей стал Генрих Фридрих фон Диц (Heinrich Friedrich von Diez). Как дипломат он вращался в высших кругах османской столицы, кроме того, он говорил на турецком и питал слабость ко всему, что было связано с Востоком и исламом. В конечном итоге пять альбомов, содержащих более 450 миниатюр, купленных им на рынках или на улицах около дворца Топкапы, стали крупнейшим в мире собранием подобных произведений, хранящимся вне Стамбула.

Речь идет о настоящем сокровище мирового значения, которое стало частью экспозиции Музея исламского искусства на Острове музеев (Museumsinsel). Тем более удивительно, что ни биография фон Дица, ни его коллекция до сих пор не стали одной из визитных карточек Берлина.

Из почти робких заявлений музея и Государственной библиотеки, в которой хранится архив фон Дица, следует, что ввиду актуальности темы необходимо начинать более активно представлять общественности предметы исламской культуры, находящиеся в ведении Фонда прусского культурного наследия. Что коллекция фон Дица интересна специалистам, наглядно продемонстрировала посвященная объектам выставки конференция, которую посетили более сотни специалистов в области исламского искусства.

Работа над прусско-турецким союзом

За высокопарным названием «Шедевры из дворца. Картины из альбомов Генриха Фридриха фон Дица» стоят сразу три открытия. Первое – это сам Генрих Фридрих фон Диц (1751-1817). Будучи сыном торговца текстилем из Магдебурга, он выучился на юриста и вел размеренную жизнь чиновника, пока кризис среднего возраста не заставил его в 1784 году отправить личное прошение королю Пруссии Фридриху Великому о предоставлении ему места в дипломатическом корпусе. Король счел просьбу интересной и отправил фон Дица в Османскую империю с поручением подготовить почву для прусско-турецкого союза.

Тогда этот союз так и не осуществился, однако за успешную службу фон Диц в 1786 году был принят в дворянское сословие. В 1791 году фон Диц был отозван из посольства, а после распада Священной Римской империи в 1806 году уволился с дипломатической службы и посвятил себя изучению истории. Вилла этого убежденного холостяка в Штралау, с ее турецкой и персидской комнатами, притягивала вольнодумцев со всех концов света.

Гете благодарил его за беседы и переводы, которые сделали возможным создание «Западно-восточного дивана»: «Поскольку сам я с этим языком не знаком, Ваша любезность очень важна для меня».

Библиотека фон Дица, завещанная им государству и пережившая Вторую мировую войну, включает в себя более 17 тысяч томов. И тот факт, что столь впечатляющее собрание было впервые представлено общественности на этой сравнительно небольшой выставке, явственно свидетельствует о скрытности берлинского научного сообщества.

Одиссея эллинской драгоценности


После знакомства с историей жизни фон Дица, который в свое время на равных вел дискуссии с известнейшим востоковедом Йозефом фон Хаммер-Пургшталем (Joseph von Hammer-Purgstall), посетители выставки получат возможность оценить масштабы его коллекции. По-видимому, дипломат покупал все, что ему предлагали. Образцы каллиграфии, миниатюры, эскизы, наброски, зарисовки светского, духовного, реалистичного или фантастического характера – все это было собрано им и вклеено в альбомы в произвольном порядке.

Нечто подобное существовало и в гаремах, но, поскольку иллюстрации чаще всего продавались по одной, фон Диц располагал их в порядке, разительно отличавшемся от первоначального, так что порой остается только догадываться, к каким произведениям они относились. Во всяком случае, при реставрации четырех альбомов из пяти в 1970 году указаний на принадлежность иллюстраций к той или иной книге найдено не было.

Один из ключевых элементов этой части экспозиции – изображение роскошной геммы, которое было создано в Герате (Афганистан). Существование этого изображения свидетельствует о том, что сама гемма, изготовленная во II веке до н. э. в Египте, перед тем как попасть в руки династии Медичи, а впоследствии – к правителю Непала (где и находится в настоящее время), проделала длинный путь через сокровищницы императоров Рима и Константинополя и побывала в Иране.

Мужчина и обезьяна

Третье открытие – само существование этих картин, подтверждающее, что в период их создания тема существования в исламе запрета на изображение живых существ не была столь актуальна, как в настоящее время. Во всяком случае, в Центральной Азии, где в XIV-XV веках решающую роль играли монголы.

Это и изображения рыцарей в готическом стиле, драконы, чей внешний вид свидетельствует об их китайском происхождении, даже пророк Мухаммед, внимающий посланию ангела, имеющего все признаки телесности. Здесь же можно увидеть анатомически точное изображение мужчины, забавляющегося с самкой обезьяны, которая впоследствии показана с детенышем. Следовательно, порнография не является уникальным атрибутом «загнивающего Запада».

Источником сюжетов для этих изображений могли послужить персидский эпос или, к примеру, легенды мореплавателей. В любом случае, они демонстрируют разнообразие исламской культуры, о котором как защитники, так и противники этой культуры слишком часто склонны забывать. Было бы прекрасно, если бы берлинские музеи продолжали и дальше радовать такими открытиями, как коллекция Генриха Фридриха фон Дица.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.