Более двух недель прошло после массовых беспорядков в Швеции. Общий счет за протесты вышел в районе 7,5 миллиона евро. За неделю заявлено о 150 сгоревших машинах. К этому нужно прибавить стоимость сгоревших гаражей, административных помещений, ресторанов и школ.

Но странные поджоги не прекратились: на днях горела школа в Мальме. Ранее – машины и несколько школ на окраинах Стокгольма. Есть опасения, что результаты протестов могут сократить приток туристов в страну. Швеция как бренд и так теряет популярность среди зарубежной молодёжи. 

Озвучены любопытные факты: из 349 депутатов только пятеро живут в особо неблагополучных районах, таких районов, по официальным данным, в Швеции около сорока. Получается, парламент фактически узнает о жизни окраин из газет. 

Намерения понять и не допустить повторения подобных бунтов кажутся, как никогда, серьезными. По мнению тех, кто занимается исследованиями социальных проблем, нужны конкретные меры против дискриминации. 

Это мнение тонет в общем море выступлений с рефреном «дайте денег окраинам»! Предложено дать денег школам, поликлиникам, устроить центры досуга молодежи и даже установить несколько банкоматов. Нужно ждать теперь денежного дождя на гетто. Недовольство объяснили банальной нехваткой денег и отсутствием банкомата. 

В современной Швеции живут много опустошенных, потерявших веру в себя и в будущее людей, людей из социальных низов – как правило, не по собственной воле, и как правило – иммигрантов. Людей, желающих работать, привычно полагающихся на официальные советы чиновников, что достаточно обучиться или переучиться. Но после переобучения ничего не происходит, на работу как не брали, так и не берут. «Проблема не национальная, а классовая», – озвучил мнение левых депутат от социал-демократов Морган Юханссон (Morgan Johansson). 

На ком лежит ответственность за судьбы тех, кто вынужден сидеть на социальном пособии, с образованием, но с неправильными лицами и именами? В этих районах живет потенциальная аудитория для терроризма и экстремизма. 

Позиция находящегося у власти правого альянса – уходить от государственного регулирования во всех сферах. Премьер-министр Фредрик Райнфельдт (Fredrik Reinfeldt) заявил, что государство не может заставить работодателей принимать на работу кого-либо. 

Выходит, что общество не просто смирилось с дискриминацией, идейным прожектерством, но и поддерживает их. Так как, следуя популярному афоризму, – если ты не против, то фактически – за. 

Газета Aftonbladet вторично опубликовала статью Геллерта Тамаса (Gellert Tamas) «В Хюсбю время остановилось», впервые опубликованную 20 лет назад. Из текста становится ясно, что за это время ничего не изменилось в жизни гетто. Бездействие – тоже действие. 

Объясняется это просто. Поскольку ни одна партия в стране давно не набирает большинства голосов, а побеждает в коалициях, то никто не выражает интересы подавляющего большинства. Коалиции побеждают с минимальным перевесом – это означает, что как минимум половина страны постоянно против правящего блока. Да и явка избирателей низкая. 

Хотя Швеция прожила неделю в отсутствие порядка, большого бунта не случилось. Были робкие дисциплинированные волнения. Вымуштрованные десятилетиями жители гетто смирно расходились по домам и смирно смотрели на то, как стали патрулироваться улицы, на дебаты, где говорили совсем не те и не о том. 

Хотя и не всех восставших надо оправдывать. В дни конфликта вышли поджигать машины не только благородные правозащитники, отстаивающие права человека, но и откровенные громилы, интернациональные хулиганы. Придя к власти, они, как правило, оказываются еще хуже. 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.