Очень странно, что Марк Шагал, настоящее имя которого Мойше Шагал, стал еврейским лубочным художником, поскольку его работы слишком явно противоречат основному принципу иудейской эстетики – второй из десяти заповедей: «Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли» (Исход 20:4). Просто потому, что на его полотне, которое сейчас выставлено в Галерее Тейт в Ливерпуле, изображена колоритная и романтизированная жизнь российского местечка глазами скрипача на крыше, что, впрочем, не делает эту жизнь еврейской. С точки зрения ортодоксального иудаизма, это считается идолопоклонством, то есть, согласно еврейской Библии Танах – самым страшным преступлением. Как предупреждает Библия, художественные изображения опасны. Они разрушают действительность и потом начинают жить сами по себе. А если это еще и изображения богов – то они становятся еще более опасными. Бога нельзя изобразить, о нем даже и правильно сказать-то невозможно. 

Возможно, Шагала назвали в честь пророка Моисея, но у них совершенно разное отношение к художественным изображениям. Потому, что когда Моисей порицал создание идола в виде Золотого тельца, он вовсе не осуждал свой народ за поклонение золотым предметам вообще. Он не предупреждал людей о зле, таящемся в богатствах, и грехе стяжательства. Проблема состояла в том, что божество в этом случае становилось предметом или вещью. Но как показали его деяния, когда он получил Скрижали Завета с Десятью Заповедями и взошел на вершину горы (Синай), чем выше поднимаешься к Богу, тем меньше понимаешь, что происходит вокруг. Чем выше человек поднимается в гору, тем ниже опускаются облака, застилая ему глаза. И это было первым предупреждением об опасности религии. И те, кто считает, что знают, кто такой Бог, и как он выглядит, как бы «прикарманивают» силу влияния религии и используют ее в реализации собственных интересов или в политических целях. В сущности, такая мнительность характерна как для ислама, так и для иудаизма. Потому, что истинный Бог – это главный принцип, основа деконструкции.        

Где-то в конце 720-х годов византийский император Лев III, сам будучи христианином, приказал убрать изображение Христа с арки над входом в Святой дворец в Константинополе. В результате разгорелся многолетний конфликт между теми, кто считал фрески необходимыми – так называемыми иконопоклонниками, и теми, кто считал иконы опасными – иконоборцами. Иконопоклонники настаивали на своем, ссылаясь на то, что в лице Христа сам Бог принял человеческий облик, изображения Бога в христианстве допускались (и еще вспомните изображения распятия на картинах Шагала). В конечном счете, победили иконопоклонники, хотя, судя по историческим хроникам, в период Реформации иконоборцы вновь стали высказывать свое особое мнение. Этим, например, объясняются те случаи, когда Кромвель разрушал церковные статуи. Это особое мнение не было направлено против искусства, оно лишь было предупреждением об опасности религии, против того, что марксисты потом назвали «овеществлением» - роковыми переменами, в результате которых живой человек становится неживым существом, вещью. 

Быстро пролистав страницы истории, перейдем из восьмого века в наше время – Константинополь вновь охвачен конфликтом, хотя, конечно же, теперь мы знаем этот город под названием Стамбул. И в центре разгоревшейся битвы опять взаимоотношения религии и политики. Непосредственной, формальной, причиной протестов является защита парка Гези. Но если разобраться поглубже, скрытой причиной является защита процесса секуляризации в Турции – защита личной свободы противодействовать религии в том виде, когда она обрела излишнюю уверенность в правильности своих представлений и символов и не донца разобралась в принципах деконструктивизма. А когда такое случается, идолы подлежат разрушению. Это религиозная основа всех протестных движений – от Occupy на площади у Собора Святого Павла до парка Гези. Бог это не предмет, которым можно размахивать, это не нечто, из чего можно вылепить государственную систему или состряпать политическую программу. Потому, что такой Бог это идол. И в этом смысле Книга «Исход» является для нас кладезем величайшей мудрости. Истинный Бог постоянно вызывает религиозную смуту и подрывает религиозную политику, причем, иногда довольно агрессивно.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.