Я раньше удивлялся, почему россияне и жители Ближнего Востока столь часто используют теории заговора для объяснения действий США или даже совершенных случайностей, таких, например, как падение самолета в Нью-Йорке в день визита российского президента Владимира Путина в Вашингтон после терактов 11 сентября. В конце концов я понял, что многое из того, что происходит в этих странах, на самом деле определено коварными интригами, утонченным планированием и запутанными заговорами. Это, в свою очередь, определяет их представление о Западе.

Последние события и климат отношений между странами могут стать предзнаменованием более тесного сотрудничества между Россией и Турцией – возможно, с определенными намерениями. 

Во-первых, посмотрим на Турцию. Недавние протесты и репрессии в Стамбуле подчеркнули продолжающийся уже давно отход премьер-министра Тайипа Эрдогана от Запада, который начался с отказа ЕС начать переговоры по присоединению Турции к Евросоюзу. За этим вскоре последовала открытая враждебность страны по отношению к Израилю, а также попытки спровоцировать американского президента Барака Обаму.

Читайте также: СМИ Турции - Отношение России к протестам, классика политкорректности

Взглянем на Россию. Когда холодная война находилась на своих последних стадиях,  СССР был одним из спонсоров Мадридской коференции и Соглашения в Осло, однако с тех пор от России немного слышно по вопросам Ближнего Востока, за исключением помех США в этом регионе. С тех пор как работа Квартета по ближневосточному урегулированию сошла на нет, Россия оказалась достаточно успешной в отказе предоставлять Вашингтону дипломатическое «покрывало» для вторжения в Ирак,  в вопросах откладывания и ограничения многосторонней интервенции в Ливию и Сирию, а также в «снисходительном» смягчении международных санкций в отношении ядерных амбиций Ирана.

Столкновения демонстрантов с полицией в Стамбуле


Единственным клиентом Москвы, которая когда-то, в эпоху двухполярного мира, поддерживала целый ряд антиамериканских арабских режимов, остается кровавый сирийский диктатор Башар Асад. Россия не может позволить себе «очернить» свою репутацию, отвернувшись от Асада, даже в случае его проигрыша. Однако если – и когда – Асад падет, России понадобится новая стратегическая опора, а Турция – это прекрасный запасной вариант. 

Являясь главным направлением сирийских беженцев и активным с военной точки зрения соседом, Турция  – это неотъемлемая часть каких бы то ни было содержательных рассуждений о будущем Сирии.  Турция все сильнее отказывается от своей политической и военной близости к членам НАТО и Израилю.  Две этих страны (Турция и Россия – прим. ред.) уже доминируют в Черном море. Вместе они могут оказать стратегическое противодействие Ирану и Китаю в богатом на энергию Каспийском море. Путин лишь недавно заявил о создании флота в Средиземном море,  несмотря на отсутствие к нему надежного доступа,  а Россия и Турция недавно провели свои первые совместные военные учения в Средиземноморье.

Также по теме: Протесты в Турции и России - разные, но одинаковые

Эрдоган продолжает усиливать свое сопротивление Израилю и Западу, однако пока арабские государства к югу и востоку от Турции мало чем ему за это платят. Новое сотрудничество с Россией было бы взаимовыгодным, позволило бы Эрдогану заявить о новом балансе сил в регионе, а Москва получила бы впечатляющего нового клиента/партнера.  Возможно, мы даже забыли бы об усиленной российской поддержке таких «просроченных» тиранов, как Каддафи и Асад.

С личностной точки зрения, оба лидера ставят свою репутацию и финансовое будущее своих стран на прием бессмысленных Олимпийских игр, хотя в случае Турции это становится все более тяжелой задачей. Оба лидера презирают Кипр (его греческую сторону), который присоединился к ЕС и сейчас представляет угрозу российским финансам в условиях вызванного Евросоюзом кризиса ликвидности. За последнюю неделю, словно по сигналу, Путин и Эрдоган «простили» осуществляемые ими самими действия по подавлению инакомыслия, используя в качестве примера реакцию полиции Нью-Йорка на движение Occupy Wall Street в 2011-м году.

Так как клептократическая российская элита больше не может доверить свои деньги Кипру, демонстрация силы в парке Гези со стороны Эрдогана должна убедить ее, что Турция – это более безопасный вариант, который разделяет ее ценности. И Россия, и Турция сейчас «отходят» от короткого периода открытости и свободного предпринимательства,  и оба лидера, как кажется, наслаждаются подавлением инакомыслия и провоцированием Запада. Путин только что заявил, что в ходе председательства России в «Большой восьмерке» в следующем году одним из приоритетов будет ограничение таких офшорных территорий «налогового рая», как Кипр.

Ни у Путина, ни у Эрдогана нет явных альтернатив для дипломатического и стратегического преимущества в регионе. У них столько общего, что это может показаться «браком по любви», однако ситуация также может на самом деле быть и «женитьбой» по расчету.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.