После больших катехизисов кардиналов Камилло Руини и Раймонда Бурке в субботнее утро и после мессы в соборе Святого Петра на следующий день все ожидали проповеди Папы Франциска во время воскресной литургии в ответ на развернувшееся во всем мире движение в защиту жизни. Это был кульминационный момент дня, посвященного Евангелию Жизни (Evangelium Vitae). Событие является частью Года веры и призвано «свидетельствовать о священном значении жизни». Впервые после избрания Бергольо отправлял публичную мессу, посвященную важному в этическом плане вопросу, а именно — защите жизни от момента зачатия до естественного конца. В субботу в церкви Сан Джованни деи Фьорентини кардинал Руини осудил «поведение многих политиков, считающих себя католиками, но голосующих в пользу мер, узаконивающих аборты и эвтаназию». По мнению бывшего председателя Итальянской епископской конференции, достойно порицания и «поведение избирателей, которые не слишком задумываются над своим выбором». Он говорил об оскудении чувства церковной принадлежности, что является плодом «неправильно понятой светскости».

Церемония интронизации Папы Римского Франциска


Читайте также: Нелегкая задача Папы

Но на следующий день Папа предпочел не касаться принципов, по которым нельзя добиться согласия. «Мы смотрим на Бога как на Бога жизни. Мы рассматриваем Благую весть как путь свободы и жизни. Бог Живой делает нас свободными. Скажем „да“ любви и „нет“ эгоизму, скажем „да“ жизни, а не смерти, поддержим свободу и откажемся от рабства и зависимости от стольких идолов нашего времени», — сказал понтифик во время гомилии, прочтенной с импровизированного амвона перед собором на площади Святого Петра. Он ни разу не произнес такие слова как аборт и эвтаназия. Он только в самом начале проповеди сослался на энциклику Evangelium Vitae, выпущенную Иоанном Павлом II в 1995 году. Именно ей были посвящены двухдневные празднества и мессы. Конечно, призыв сказать «да» жизни, а не смерти, «принять и всегда свидетельствовать о Евангелии Жизни» ясен и не прерывает линии, проводившейся его предшественниками в защиту священного смысла жизни. Но Папа не произнес никаких более конкретных слов, ни словом не обмолвился по поводу законов, не дал им моральной оценки, он не говорил о неопровержимых ценностях. Мы видим перемену стиля, к которому все, выступающие в защиту жизни, должны адаптироваться.

Также по теме: Разрядка в Ватикане

«Папа решил выиграть время, — сказала Il Foglio президент ассоциации „Наука и Жизнь“ Паола Риччи Синдони. — Я думаю, он хочет подготовиться и дать более личную оценку этим важным темам, а не придерживаться общих мест. Во всяком случае, мы уже можем уловить его позицию, близкую к традиционной. Это время на подготовку не должно оцениваться ни в позитивном, ни в негативном смысле. В конце концов, церковь уделила огромное внимание этому событию. Подождем следующих шагов. Если эти темы станут животрепещущими, тогда вмешательство понтифика было бы желательным». Президент Движения за жизнь и глава организационного комитета кампании «Один из нас» (эта инициатива намерена заручиться миллионной поддержкой населения, чтобы потребовать прекращения манипуляций с человеческими эмбрионами) Карло Казини говорит: «Рано или поздно наступит момент, когда Франциск открыто выскажется по этим вопросам. У меня сложилось впечатление, что в настоящий момент он не хочет жестко высказываться по вопросу о жизни перед теми, кто думает по-другому». «Есть различие между Войтылой и Бергольо, — добавляет Казини. — Иоанн Павел II снес Берлинскую стену, разделявшую два мира, которые не хотели понять друг друга. Он сделал это благодаря огромной энергии слова. Мне кажется, что Франциск пытается использовать другой тип языка, который постепенно проникает в подсознание и сердца. Он пытается разрушить стену условностей человеческой жизни. Верю, что в конце концов прощение и бедность неизбежно сольются в защите жизни». «В любом случае нужно подождать более детального комментария великой энциклики», — объяснил Казини.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.