Перевод предоставлен изданием «Курсор» (Израиль)

И недели не прошло после внушительной победы нового иранского президента Хасана Роухани, а он не теряет ни минуты. В воскресенье он посетил канцелярию высшего лидера Али Хаменеи, в понедельник провел встречу с председателем парламента Али Лариджани, а между двумя встречами - пресс-конференцию с участием местных и иностранных корреспондентов, где раздал интервью всевозможным средствам массовой информации, выступил с рядом заявлений, часть из которых была призвана успокоить международное общественное мнение.

«Победа умеренного подхода над экстремизмом», - таков был посыл нового иранского президента, предназначенный, в первую очередь, для арабских государств, включая Саудовскую Аравию, отношения которой с Тегераном были в последние годы очень напряженными. Роухани выразил стремление «улучшить отношения с соседними странами, которые являются сестрами Ирана».

Реформистской общественности своей страны, которая помогла ему выиграть президентскую гонку, Роухани пообещал «быстрое восстановление экономики, внимательное отношение к народным чаяниям и развитие культуры и образования».  Роухани подробно ответил на вопросы, связанные с отношением к США, подчеркнув, что такие отношения должны базироваться «на взаимном уважении и признании прав Ирана», включая право обогащать уран в соответствии с международной конвенцией, под которой стоит и американская подпись.

Тон выступления Роухани и отсутствие агрессивного стиля, который был присущ его предшественнику Махмуду Ахмадинежаду, являются положительным моментом новой ситуации. Однако попытки обнаружить в его словах нечто, что указывало бы на существенные изменения в иранской политике, оказались тщетны. Роухани ясно дал понять, что Иран продолжит процесс обогащения урана в соответствии «со своим правом». Однако не уточнил, какое количество урана будет обогащаться.

Будет ли это ограничено 20%? И что он может сказать по этому поводу западным государствам? Роухани пообещал «полную прозрачность» ядерного проекта, но не предложил иностранным наблюдателям посетить спорный реактор в Парчине или передать инспекторам подробную документацию – ту ее часть, которая до сих так и не была передана МАГАТЭ. Новый президент напомнил корреспондентам, что до 2005 года он возглавлял иранскую переговорную группу по ядерной проблеме, и тогда, по его словам, Исламская республика была готова на дипломатическое решение спорных вопросов. Роухани заверил журналистов в том, что Иран готов продолжать диалог с Западом. Увы, подобные заявления раздавались и в период правления Ахмадинеджада, но в итоге не привели к какому-либо серьезному повороту событий.

Главной задачей Роухани на внутриполитической арене станет попытка создать своеобразные «якоря» поддержки в наиболее важных и влиятельных сферах, где сосредоточена экономическая, военная и политическая мощь – канцелярия аятоллы Хаменеи,  парламент и религиозные институты.  И хотя Роуахани не считается значительным религиозным авторитетом, он хорошо знаком с перечисленными центрами сосредоточения силы, он прекрасно разбирается в тонкостях внутренней политики Ирана. Он обладает немалым опытом в разного рода сферах политической деятельности.

Роухани занимал посты советника по национальной безопасности и главы переговорной группы по ядерному проекту. Согласно некоторым источникам, он также выполнял ряд секретным миссий по личному поручении Хаменеи. При этом нового президента ждет тяжелое противостояние с консервативным крылом иранского истеблишмента.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.