В понедельник в национальном собрании стартовали дебаты по двум законопроектам, которые призваны повысить прозрачность политической жизни.

«Можно ли вести себя нравственно, при этом не интересуясь политикой?» Первой среди стартовавших вчера школьных экзаменов, как обычно, была философия. Такая тема вряд ли покажется сложной и самым закоренелым лентяям, потому что даже если им ничего не известно о Руссо и Бергсоне, основу для сочинения могут составить актуальные новости.

«Морализация политической жизни». Это выражение стало настоящим лейтмотивом в риторике политических деятелей, начиная с главы государства, который перед камерами пообещал французам прозрачность и обнародование сведений об имуществе парламентариев и членов правительства. С тех пор прошло два месяца, и пусть даже Франсуа Олланду нужно отдать должное за экстренное заявление по поводу скандального признания Жана-Клода Каюзака (оно породило жуткую панику в Елисейском дворце), нельзя не отметить, что президент республики попросту "включил задний ход" под напором депутатов его собственного большинства.

Драка в Верховной Раде в Киеве


Читайте также: Внешняя политика в стиле «пожалуйста»

Этот результат едва ли сильно отличается от того, что стало с предвыборным обязательством кандидата Олланда по поводу запрета совмещения должностей. Все будет, обещает власть. Но пока еще неизвестно, когда. Уверенность есть только в одном: это произойдет не сейчас. А пока что нужно ждать. Даже те редкие парламентарии, которые выступают против принципа совмещения постов, например, Бернар Роман (этот депутат от Социалистической партии выступал с докладом по аналогичному законопроекту в 2000 году), вынуждены помалкивать, так как решительный настрой правительства в борьбе с упрямцами обратно пропорционален пафосу Франсуа Олланда в его заявлениях на эту тему во время предвыборной кампании.  

Вот всего два из множества доказательств того, что стремление «морализировать политику» - далеко не лучший подход к переменам. Прежде всего, морализация политики означает, что наша система направлена на повышение нравственности ее руководства. Но ведь это задача духовного или религиозного лидера, а не демократии. И уж точно не светского государства. 

Далее, было бы совершенно несправедливо наряжать граждан в облачение Торквемады. Кто ни разу так или иначе не отступал от системы, чтобы извлечь из этого некую выгоду? Разве у нас с вами есть право насильно утверждать собственную мораль (которая, кстати говоря, очень часто отличается от морали окружающих)? Необходимо установить четкие правила и систему контроля, но никак не мораль. 

Также по теме: Большой политический театр

Результаты воскресных довыборов в парламент в Вильнев-сюр-Ло, на которых кандидат от Национального фронта получил 26% голосов и тем самым прошел во второй тур, это еще одна наглядная демонстрация неэффективности морали в политике.

Еще 30 лет тому назад борьба против Национального фронта превратилась в «демонизацию» партии Ле Пена. Избиратели открыто смеются над этим. И результаты НФ впечатляют все больше. (Как бы то ни было, буквально воспринимать все эти опросы и цифры все же не стоит. Вильнев-сюр-Ло говорит нам о том, что «подъем Национального фронта» объясняется скорее неявкой части избирателей. Как бы то ни было, конечного результата оно все равно не меняет…). 

Нам давно пора прекратить строить кислую мину и изображать неподдельный ужас при разговорах о Национальном фронте и начать настоящую политическую борьбу с партией Марин Ле Пен. По многим вопросам, начиная хотя бы с экономических предложений НФ, это вряд ли будет такой уж сложной задачей.

Пьер Гийо (Pierre Guyot) - журналист, продюсер и режиссер документальных фильмов. Один из основателей и акционеров Atlantico.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.