Советник по связям с парламентом Центра стратегических исследований Совета по целесообразности Али Асгари в интервью газете Sharq заявляет, что Роухани — это второй Хатами, и с бывшим президентом его объединяет много общих идей в плане государственного управления. Объективность и умеренность Роухани отвечают общественным требованиям перемен и должны содействовать решению текущих проблем и выходу из непростой нынешней ситуации, в которой оказалась страна. Создание «правительства благоразумия и надежды» — именно под таким лозунгом одержал свою победу Роухани на президентских выборах — поддерживается такими крупными политиками-реформаторами, как Али Акбаром Хашеми-Рафсанджани и Мохаммадом Хатами (оба в прошлом занимали пост президента), Хасаном Хомейни (внуком лидера Исламской революции имама Хомейни) и Мохаммад Резой Арефом (кандидатом-реформатором, который снял свою кандидатуру незадолго до выборов и тем самым оказал большую услугу новому президенту). Новое правительство Роухани должно стать полифронтальным и работать весьма эффективно, вписав таким образом новую страницу в политическую историю Ирана.

Sharq: Господин Асгари, победа на выборах директора Центра стратегических исследований Совета по целесообразности Хасана Роухани для многих стала неожиданностью. Как вы думаете, какова была причина такого исхода голосования и о чем это может свидетельствовать?

Али Асгари:
С точки зрения общества, Роухани должен стать своего рода «политическим цунами», поскольку большинство иранского народа требовало перемен. Эти перемены должны были выражаться в отказе от крайностей и переходе к умеренности в политических делах. Иранские реформаторы восемь лет терпели крайности консервативного руководства страны. Сейчас же опыт Роухани нужен как никогда, чтобы примирить нашу страну с мировым сообществом и решить проблемы внешней и внутренней политики в свете ядерной проблемы Ирана. Внешнеполитическая компетенция избранного президента не вызывает сомнений, поскольку он является автором монографии по национальной безопасности Ирана. Он также является опытным управленцем в экономической области и имеет в распоряжении сильную команду настоящих профессионалов.

- Какое влияние оказали авторитетные политики Ирана на создание коалиций внутри лагеря реформаторов?

— Несомненно, позиция ведущих политиков стала определяющей для результата выборов. Полифронтальность Роухани, его поддержка со стороны Хашеми-Рафсанджани и Хатами, а также благородное решение Арефа оставить борьбу за пост президента оказали самое значительное влияние на формирование коалиции и результат общенационального голосования 14 июня. Роухани придерживается умеренно-реформистских взглядов, это поможет ему сократить возникший за последнее время в Иране социальный дисбаланс и создать честное и добропорядочное правительство. На мой взгляд, Роухани станет новым Хатами.

- Восьмилетнее господство консерваторов в высших эшелонах власти стало причиной удаления многих видных политиков и экономистов. Учитывая существующие ограничения политического характера, есть ли какая-то гарантия их возвращения в так называемое правительство благоразумия и надежды?

— Правительство Роухани обязательно будет полифронтальным и, естественно, в политику вернутся многие из профессионалов, которые сейчас вынуждены вести уединенный образ жизни (фактически находясь под домашним арестом). В вопросах внутренней и внешней политики будет покончено с волюнтаризмом и дилетантством.

— На днях Роухани, которого поддержали 225 из 290 депутатов иранского парламента, провел встречу со спикером Али Лариджани. Как вы оцениваете будущее взаимодействия правительства и парламента?


— Хасан Роухани имеет двадцатилетний опыт работы в парламенте и пять раз избирался депутатом, поэтому ему хорошо известны тонкости работы в этом органе. Раньше он также возглавлял парламентскую комиссию по национальной безопасности и внешней политике, что позволило ему довольно хорошо познакомиться с разными аспектами соответствующих проблем. Кроме того, Роухани когда-то был вице-спикером парламента и прекрасно осведомлен в нюансах отношений органов законодательной и исполнительной ветвей власти. Последняя встреча избранного главы правительства и спикера парламента прошла в очень дружеском ключе и сама по себе предвещает радужную перспективу сотрудничества двух государственных органов и благоприятное решение всех нынешних проблем.

- Вы долгое время знакомы с господином Роухани. Когда-то вы даже утверждали, что по своей манере он напоминает умеренного реформатора Хашеми-Рафсанджани. К какому политическому спектру все же наиболее близок новый иранский президент?

— Роухани не придерживается каких-то особых групповых интересов. Коридор власти слишком узок, чтобы огораживать в нем свой фронт. Роухани поддерживают и реформаторы, и умеренные консерваторы, и независимые политики. На выборах свои голоса за него отдали представители самых разных слоев общества, включая молодежь и женщин, которые надеются на то, что новый президент будет добиваться соблюдения их прав.

- Удивительно, но женщины действительно были весьма активны в поддержке Роухани. Выполнит ли новый президент свои обещания и будет содействовать участию женщин в политической жизни страны или, как и прежние президенты, ограничится лишь благодарностью в их адрес?

— За Роухани проголосовали самые разные категории граждан: городские и сельские жители, молодежь, женщины, представители национальных меньшинств, интеллектуальная элита. Разумеется, в своем правительстве новый президент воспользуется усилиями представителей всех этих слоев населения.

- Тем не менее, первая женщина-министр появилась именно в правительстве Ахмадинежада (ею стала министр здравоохранения Марзие Дастджерди). Есть ли у господина Роухани конкретная программа по привлечению в политику именно женщин?

— В настоящее время отдельные группы занимаются рассмотрением соответствующих кандидатур женщин для работы в кабинете министров. Однако сейчас пока рано делать какие-то выводы. Необходимо дождаться официальных заявлений по этому поводу.

Перевод Тарасовой Светланы

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.