Валери Жискар д’Эстен абсолютно прав. Говорить о Сирии на саммите большой восьмерки не было никакого смысла. Если некогда такие встречи были посвящены исключительно экономическим проблемам (а они и так весьма непросты), они уже давно сошли с верного пути, попытавшись взяться за решение политических кризисов, прийти к которому на форумах подобного рода попросту невозможно. Дело в том, что для этого требуются компромиссы, которые лучше не выставлять на широкое обозрение.

Таким образом, на саммите большой восьмерки в Ирландии Владимир Путин сказал свое «нет» на предложение вооружить повстанцев, нет формированию закрытой воздушной зоны, нет перспективе мирной конференции в Женеве в ближайшие несколько недель. Но самое главное — лидеры восьмерки разъехались по столицам с довольными минами: им удалось (уже в третий раз) заявить о «конце» оффшорных зон.

Как бы то ни было, в президентских «нет» по поводу Сирии все же теплится робкий огонек надежды. Да, Путин отказался проводить мирную конференцию без присутствия представителей Асада или признать уход сирийского диктатора обязательным условием проведения переговоров. Разумеется, он в очередной раз подтвердил, что Россия продолжит поставлять оружие «законному» правительству Сирии под предлогом подписанных в прошлом соглашений. Как бы то ни было, британские и американские источники все же отметили определенный прогресс: Путин больше не считает невозможным уход Башара Асада в будущем. После двухчасовой беседы с Обамой Путин, как рассказывают, даже признал, что его беспокоит в первую очередь не Асад, а стабильность страны. Москва не может допустить, чтобы Сирия оказалась в руках религиозных группировок, которые ненавидят друг друга и готовы пустить друг другу кровь с помощью предоставленного Западом оружия. А затем в силу религиозного фанатизма могут обернуться против тех, кто оказал им помощь.

Неудачный иракский прецедент

В Вашингтоне, Париже и Лондоне не могут просто так сбросить со счетов подобный аргумент. Хотя, разумеется, жестокость режима, глухость Асада к страданиям собственного народа и человеческие жертвы гражданской войны (93 000 погибших) все равно остаются главным приоритетом государств, где демократия в конечном итоге смогла потеснить цинизм. Как бы то ни было, во время официального ужина в понедельник вечером хозяин встречи Дэвид Кэмерон в некотором роде поддержал своего российского гостя, напомнив всем об иракском прецеденте. После сокрушительной победы над Саддамом Хусейном Джордж Буш полностью расформировал иракское руководство и армию. Все это привело в результате ко многим месяцам необоримого хаоса. Никто не хочет, чтобы нечто подобное произошло и в Сирии. Ни Путин, ни Запад.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.