Когда Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун встречался с российским президентом Владимиром Путиным в российском городе Сочи, они должны были обсуждать гражданскую войну в Сирии. Однако российский руководитель, к которому присоединился его главный дипломат Сергей Лавров  и министр обороны Сергей Шойгу, внезапно сменил тему разговора и перешел к делам более земным и прозаическим. Реформы в ООН, нацеленные на более рациональное использование миллиардов долларов на миротворческие миссии, представляют угрозу российским коммерческим интересам. Путин и его команда национальной безопасности вежливо, но твердо настаивали на том, чтобы Пан Ги Мун пошел на попятную, о чем сообщают источники в ООН, осведомленные о ходе той встречи.

Столь высокопоставленное вмешательство в денежные дела ООН - это лишь последний пример того, как Россия использует дипломатическую мускулатуру для отстаивания своих коммерческих позиций в Организации Объединенных Наций. Почти все прошедшее десятилетие Россия систематически пыталась остановить действия по искоренению коррупции в расходах ООН. Русские выдавливали из организации реформаторов. Они ослабляли ее контрольные органы и сторонних наблюдателей за расходами. И они блокировали внутренние бюджетные реформы, направленные на сокращение затрат.

Рвение России в блокировании реформ больше всего ощущается в вопросе аренды авиации Организацией Объединенных Наций, на которую тратится 1 миллиард долларов ежегодно. Эта авиация используется для перебросок вторых в мире по численности экспедиционных сил и грузов для них. Анализ практики закупок ООН в секторе авиационного транспорта, а также обзор внутренней корреспонденции и аудитов этой организации говорит о том, что Россия пользуется несправедливыми преимуществами, включая контракты, в которых едва ли не в ультимативной форме звучат заявления о том, что ООН должна брать в аренду российские самолеты и вертолеты советской постройки.

Такие споры являются наглядным примером тех трудностей, которые возникают на пути реализации основополагающих реформ в Организации Объединенных Наций, когда у ведущих держав в итоге появляются конфликтующие коммерческие интересы. Генеральный секретарь и ключевые страны не желают идти на открытую конфронтацию с Россией, потому что  ООН нуждается в ее сотрудничестве по широкому кругу важнейших вопросов.

После окончания холодной войны российские предприниматели превратили советский воздушный флот в весьма доходный бизнес, предоставляя в распоряжение ООН и других международных организаций недорогие транспортные средства, в том числе самолеты Ан и вертолеты Ми-8 и Ми-26. Эти экономичные летательные аппараты, до сих пор создаваемые на российских заводах, отбили у западных компаний охоту бороться за ооновские контракты, которые отдаются тому, кто предлагает самую низкую цену. Сейчас на долю российских компаний приходится 75% всех контрактов на коммерческие вертолеты, а это самый доходный сегмент многомиллиардного миротворческого рынка ООН.

Но на почти абсолютную российскую монополию посягают ее соседи, такие, как Украина, которая производит аналогичные вертолеты. Соединенные Штаты и европейские державы - Германия, Франция, Италия и Испания - также изыскивают новые коммерческие возможности в связи с завершением миссии НАТО в Афганистане. Эти страны неофициально выражают озабоченность по поводу честности и добросовестности процесса закупок и аренды в ООН. Они утверждают, что существующая система закупок организована таким образом, что предпочтение отдается российской авиации. Например, в ее требованиях к участникам конкурсов говорится, что посадочных мест на борту должно быть более 20-ти. Таким образом,  большая часть конкурентов исключается изначально. «Технические условия составляются таким образом, что они напрямую подходят под российский вертолет, - сказал один высокопоставленный европейский дипломат. – Мы просим усилить прозрачность, мы хотим как можно скорее перейти к новой системе подачи заявок и организации тендеров».

Запросы на вертолеты и транспортные самолеты подают 15 миротворческих миссий ООН, и эти заявки идут в департамент снабжения организации через отдел воздушного транспорта. После этого департамент предлагает компаниям подавать свои предложения. Западных дипломатов тревожит то, что ключевые игроки в этом деле, включая украинского руководителя по закупкам и русского специалиста по авиации, приехали из стран, которые крайне заинтересованы в этом рынке.

Однако представитель миротворческого департамента ООН Кьеран Двайер (Kieran Dwyer) отмахивается от этих тревожных заявлений. «У секретариата есть система сдержек и противовесов в управлении, а это означает, что никто не может в одностороннем порядке разрабатывать требования к авиации в спецификациях по закупкам, - говорит он. – Действительно, вертолеты типа Ми-8 играют ведущую роль в миротворческих операциях, являясь их важнейшим транспортным активом. У этих машин имеются такие характеристики, которые делают их наиболее пригодными для миротворцев и их потребностей. Сюда относится дальность полета, полезная грузоподъемность, а также их экономичность».

Но несмотря на утверждения Двайера, внутренний орган ООН по борьбе с коррупцией, носящий название Управление служб внутреннего надзора, заявляет, что отказ от привлечения к конкурсу более широкого круга авиации создает в ООН «опасность приобретения чартерных авиационных услуг по завышенным ценам». Об этом говорится в материалах конфиденциального внутреннего аудита.

Эти материалы, которые удалось получить Foreign Policy, подтверждают часть опасений, высказываемых западными странами. Они указывают на возможный сговор между поставщиками вертолетов и транспортных услуг. В материалах аудита от декабря 2012 года отмечается, что крупнейший поставщик вертолетов для ООН боролся за контракты с дочерними компаниями, находящимися в полной собственности материнских компаний. Такая практика, подчеркивают аудиторы, «требует принятия срочных мер по устранению риска сговора».

Аудиторы также выразили опасение по поводу того, что руководители авиационных служб ООН готовят конкурсы таким образом, что «они зачастую прочно связаны с вполне определенными типами и моделями самолетов». По словам руководителей ООН и дипломатов, такая практика, по сути дела, ведет к отсеву потенциальных претендентов, которые могли бы выполнить все условия контракта с другими вертолетами и самолетами.

В материалах аудита не упоминается, какая авиация пользуется предпочтительным отношением. Не названы там и поставщики, а также их государственная принадлежность. Однако там выражаются сомнения в честности и справедливости конкурсного процесса в ООН, в котором, например, нет мер по измерению топливной экономичности при определении стоимости вертолета. Это серьезное упущение, которое создает преимущества для более старых, более дешевых, но менее экономичных с точки зрения расхода топлива вертолетов. А это, говорят дипломаты, дает несправедливое преимущество российским операторам с их старыми авиационными парками.

Несколько лет тому назад ООН предприняла попытку провести серию реформ в области материально-технического снабжения. Ее смысл заключался в том, чтобы отказаться от практики приглашений к участию в тендерах, в которых порой указывались вполне конкретные марки нужных ООН самолетов и вертолетов. Взамен предлагалось ввести практику запросов на подачу конкурсных предложений, в которых излагались бы общие потребности ООН, а вертолетные компании в ответ выступали бы с собственными предложениями по решению проблемы с использованием более широкого круга летательных аппаратов. «Есть много случаев, когда требуемую задачу могут выполнять другие типы летательных аппаратов, - говорится в конфиденциальном обзоре контрактной практики ООН, подготовленном Международной организацией гражданской авиации (ИКАО). – Тендерный процесс с запросом на конкретные виды техники не позволяет довести до максимума варианты в процессе отбора».

Россия решительно выступает против планов ООН по изменению тендерной процедуры, и это лишь один из целой серии ее шагов по противодействию переменам в системе закупок и снабжения Организации Объединенных Наций. В 2012 году Россия попыталась выгнать из ООН авиационного специалиста, переведенного в Нью-Йорк для того, чтобы усилить контроль над практикой аренды вертолетов в этой организации. Россия ухватилась за доклад по результатам внутреннего аудита, в котором прозвучала критика по поводу работы этого специалиста по руководству авиаперевозками в Африке. (В чем провинился этот человек? Он арендовал для работы в странах Африки южнее Сахары местный самолет вместо того, чтобы арендовать его через штаб-квартиру ООН. По словам одного западного дипломата, благодаря этому удалось не только сэкономить деньги, но и выполнить неотложную задачу безо всяких проволочек.)

На протяжении нескольких лет российское правительство также затягивает переговоры в бюджетном комитете ООН, которые нацелены на реализацию реформ снабжения и закупок, утвержденных Генеральным секретарем. Российский представитель в ООН Виталий Чуркин заявил, что его правительство не возражает против реформирования практики закупок, однако он видит в этих реформах прямую угрозу коммерческим интересам России в Организации Объединенных Наций. «В общем и целом, нас немного тревожит количество этих реформ, - сказал Чуркин в интервью Foreign Policy.  – Мы не против конкуренции. Мы понимаем, что бизнес это конкуренция. И нам не нужна бессмысленная работа».

В мае Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун поехал в Сочи, чтобы встретиться с президентом Путиным и его главным дипломатом Сергеем Лавровым для выработки совместными усилиями дипломатической стратегии по прекращению войны в Сирии.

Однако беседа быстро свернула на обсуждение вопроса об опасениях России по поводу снабжения и закупок. Российское руководство особенно встревожил план делегировать полномочия по аренде вертолетов миссиям ООН на местах, а также логистическим центрам в угандийском городе Энтеббе и итальянском Бриндизи. Такая мера ограничила бы возможности влиятельного и мощного представительства Москвы в ООН по отслеживанию ситуации и лоббированию решений.

Русские также высказались против совершенствования процесса проведения тендеров. Они возразили против плана по повышению «мобильности персонала», ставшего ключевым элементом в реформах Пан Ги Муна. Эта инициатива направлена на то, чтобы чиновники из ООН приобретали новый опыт и навыки, отправляясь периодически в отдаленные регионы с миссиями ООН. Некоторые дипломаты заявляют, что русских встревожила эта мера, поскольку  она может существенно ослабить влияние России в Нью-Йорке, а также из-за принципа ротации лишит должности российского эксперта, занимающегося составлением спецификаций вертолетов.

По словам Чуркина, Россию беспокоит то, что реформы в ООН создадут прямую угрозу ее вполне законным коммерческим интересам, и что инициатива по децентрализации процесса аренды вертолетов ослабит честную конкуренцию.

Ранее Россия уже оказывалась в центре внимания из-за нарушений в системе снабжения и закупок ООН. В 2006 году ООН создала рабочую группу, чтобы расследовать обвинения в коррупции внутри организации в адрес ооновского чиновника по закупкам из России Александра Яковлева, который признал себя виновным в получении  взяток на сотни тысяч долларов от компаний, занимающихся коммерческой деятельностью с ООН. Обвинение было выдвинуто федеральными органами юстиции США. Это дело привело к вынесению обвинительного приговора по таким же пунктам российскому дипломату Владимиру Кузнецову, который возглавлял главный бюджетный комитет ООН.

Эта рабочая группа во главе с бывшим прокурором Коннектикута Робертом Эплтоном (Robert Appleton) не сыграла никакой роли в предъявлении обвинений Яковлеву и Кузнецову. Но она провела ряд расследований о их участии в коррупционной схеме, что вызвало раздражение  у России и других стран-членов ООН. В 2008 году Россия выдвинула резолюцию, предусматривающую изгнание Эплтона и его команды из ООН. Резолюцию не приняли, но Эплтона в конечном итоге выдавил из ООН сам Пан Ги Мун, который заблокировал его назначение на пост руководителя внутренних расследований ООН, придравшись к одной технической детали: в короткий список кандидатов после отбора не вошла ни одна женщина. Вслед за этим подала в отставку главный чиновник ООН по борьбе с коррупцией Инга-Бритт Ахлениус (Inga-Britt Ahlenius), пытавшаяся добиться назначения Эплтона. Она раскритиковала Пана, обвинив его в попытках лишить ее самостоятельности.

В последующие годы возможности ООН по наведению порядка в собственном доме еще больше ослабли, а меры внутреннего финансового контроля не оправдали ожиданий, особенно в вопросах авиации. «Изученная работа секретариата по руководству, управлению рисками и контролю оказалась неудовлетворительной в плане предоставления весомых гарантий осуществления эффективных, экономичных и своевременных закупок, и заключения соглашений на предоставление чартерных авиационных услуг», - говорится в материалах одной изпроверок. Россия сопротивляется усилиям по модернизации авиационного парка ООН с применением более экологичных технологий, усовершенствованных систем безопасности и повышением топливной экономичности.

Эта проблема вышла на передний план после того, как российский Ми-8 врезался в гору в Демократической Республике Конго. После этой катастрофы авиационный руководитель в Организации Объединенных Наций  направил письмо с требованием оснастить все вертолеты ООН устройством безопасности, которое называется «усовершенствованная система предупреждения опасного сближения с землей». В ней используется цифровая картографическая система, позволяющая засекать в плохую погоду крупные физические объекты, в том числе, здания и горы. Однако высокопоставленный ооновский чиновник отменил это решение, сказав, что в анализе безопасности ООН пока не определено, будет эта система обязательной или нет.

Сейчас в дипломатических кругах ООН циркулирует вопрос о том, уступит ли организация российскому давлению. Российские перевозчики не устанавливают такие устройства на своих вертолетах, а между тем, ведущий российский оператор UTair борется за многомиллионный контракт на отправку трех вертолетов в Демократическую Республику Конго. Его главный конкурент Украина оснащает свои машины такими системами безопасности. В итоге компания UTair предложила самую низкую цену, и вполне вероятно, что она вскоре официально получит этот контракт.

Представитель UTair Елена Галанова сообщила по электронной почте редакции Foreign Policy, что предоставляемые компанией для миссий ООН российские вертолеты Ми-8 и Ми-26 имеют все необходимое оборудование, чтобы в полной мере соответствовать любым требованиям организации. Вместе с тем, она отметила, что UTair готова установить новую систему предупреждения, если того потребует Организация Объединенных Наций, подчеркнув при этом, что эта система «не является обязательным требованием».

Российский представитель Чуркин заявил, что Москва также намерена применять современные технологии и системы безопасности, но лишь в том случае, если такие усовершенствования не станут прикрытием для поиска нечестных рыночных преимуществ.

«Мы считаем, что в состоянии поддерживать свою высочайшую конкурентоспособность, если все будет делаться честно и справедливо. Но если будут попытки избежать честной конкуренции, то это создаст проблемы для нас и для имиджа Организации Объединенных Наций», - заявил он.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.