Если Эдвард Сноуден (Edward Snowden) сможет добраться до Эквадора, это был бы хороший вариант как для него, так и для всего мира. Правительство этой страны, включая президента Рафаэля Корреа (Rafael Correa) и министра иностранных дел Рикардо Патиньо (Ricardo Patiño), уже доказали в прошлом году свою стойкость перед лицом угроз и оскорблений, предоставив убежище основателю WikiLeaks Джулиану Ассанжу (Julian Assange).

СМИ тогда воспользовались тем, что большая часть мира почти ничего не знает об Эквадоре, чтобы вводить свою аудиторию в заблуждение, утверждая, что правительство Корреа «притесняет» масс-медиа. Аналогичные усилия уже предпринимаются в связи с делом Сноудена. Я не намерен защищать все, что существует в Эквадоре – например, законы об уголовном преследовании за клевету или несколько размытые формулировки в новом законе о СМИ. Однако всякий, кто в нем бывал, знает, что картина, которую рисуют иностранные журналисты, говоря о сложившейся в этой стране ситуации со свободой слова, - это крайне грубая карикатура. Эквадорские частные СМИ настроены более оппозиционно, чем американские, и постоянно ругают правительство.

Баннер в поддержку Эдварда Сноудена, Гонконг


К сожалению, такие организации, как Americas Watch (подразделение Human Rights Watch) и Комитет по защите журналистов, делающие во многих странах немало полезного, присоединились к антиэквадорской кампании Вашингтона и принялись публиковать явно преувеличенную информацию. Между тем, им следовало бы больше беспокоиться о том отрицательном эффекте, который беспрецедентное преследование журналистских информаторов администрацией Обамы оказало на специализирующуюся на расследованиях журналистику в Соединенных Штатах.

Читайте также: Путин - претензии США из-за Сноудена, бред и чушь


Главный парадокс происходящего - не в том, что Сноудену, чтобы избежать политических преследований, придется обратиться за помощью к Эквадору – если не к России и Китаю. В конце концов, разве кто-нибудь из журналистов и правозащитников критиковал те тысячи сальвадорских беженцев, которые бежали в 1970-х и 1980-х годах от поддерживавшихся США убийств и репрессий в те же самые США, которые Мартин Лютер Кинг когда-то назвал «величайшим в мире распространителем насилия».

Политические беженцы не могут выбирать принимающую страну, исходя из того, согласны ли они с политикой ее правительства. Главный парадокс в данном случае заключается в том, что Эквадор поливают грязью именно за то, что он может предоставить убежище разоблачителю, которого обвиняют по закону о шпионаже. Дополнительная парадоксальность ситуации связана с тем, что он, вероятно, не смог бы добиться в США справедливого суда, потому что американские СМИ уже признали его виновным.

Вашингтон практически наверняка отомстит Эквадору, если тот даст Сноудену укрыться на своей территории. Помимо торговых санкций, возможны также тайные операции. В 2010 году Корреа пытались свергнуть. Хотя прямых доказательств причастности Соединенных Штатов к этому нет, организовавшая переворот полиция давно была связана с представителями США и даже получала от них финансирование. В эквадорском правительстве многие считают, что Вашингтон в этом участвовал. Если это не так, тогда речь идет о первой за 60 лет попытке переворота против левого латиноамериканского правительства, к которой он не имеет отношения.

Демонстрация в поддержку Джулиана Ассанжа в Кито


Также по теме: Несостоявшийся полет Сноудена в Гавану

Администрация Обамы успешно ведет медиа-кампанию, опирающуюся на терминологию холодной войны. Изрядная часть СМИ к ней присоединилась и теперь утверждает, что Эквадор пытается «доставить неприятности Вашингтону». Они также говорят, что Корреа пытается получить некие внутриполитические выгоды. Теми же самыми блюдами нас уже кормили, когда Эквадор предоставил убежище Ассанжу. К ним добавилась только примитивная идея о том, что эти «антиамерикански» настроенные смутьяны к югу от США обрели нового «главаря» вместо Уго Чавеса.

Между тем, убежище Ассанжу могло предоставить любое из перешедших к независимому курсу левоцентристских правительств Южной Америки. Лула да Сильва (Lula da Silva), бывший в то время президентом Бразилии, одним из первых (еще до Корреа) активно выступил в защиту Ассанжа. Бразилия тоже, скорее всего, удовлетворила бы просьбу Ассанжа об убежище. У Сноудена, как и у Ассанжа, есть все основания опасаться политического преследования, особенно после того, как его обвинили в шпионаже – преступлении, которого он явно не совершал. Поэтому ни одно их этих правительств не стало бы – исходя из международного права и из собственных принципов, в том числе из принципа самоопределения – участвовать в том, что WikiLeaks справедливо называет «выдачей» Сноудена США.

Если в итоге Вашингтон в данном случае вынудят уважать международное право, это произойдет потому, что многие страны – и что самое поразительное, многие страны Латинской Америки - перестали бояться мести США. А так как Сноуден сделал крайне полезное для общества дело, разоблачив злоупотребления правительства, перед нами очередной пример пользы, которую американским гражданам – вразрез с тем, что нам все время твердят наши СМИ - приносит многополярность мира.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.