Продвигаемый ЕС проект газопровода «Набукко» провалился. Азербайджан сделал выбор в пользу конкурента - Трансадриатического газопровода. Таким образом, завершилась продолжительная борьба с геополитическими последствиями.

Покер вокруг трубопровода, тяжелые роды, марафон переговоров. Решение вопроса о том, каким путем пойдет газ из Азербайджана в Европу, проходило порой мучительно. Спекуляции на эту тему завершились сообщением австрийского энергетического концерна OMV. Консорциум, занимающийся разработкой азербайджанского месторождения «Шах-Дениз», сообщил концерну о том, что не выбрал его проект «Набукко» для доставки газа в Европу. Предпочтение было отдано Трансадриатическому газопроводу (TAP). В состав акционеров TAP AG входит и швейцарская компания Axpo. Газопровод «Набукко-Запад» должен был пройти через Болгарию, Румынию и Венгрию в Австрию. Трансадриатический газопровод пересечет Грецию и Албанию и завершится в Италии. Хотя решение о выборе маршрута звучит как технократический выбор, но оно было частью многолетней затянувшейся борьбы и дебатов об энергообеспечении Европы.

Сопротивление России

Победитель в данной ситуации очевиден - Азербайджан. Хотя страна и расположена на Южном Кавказе на периферии Европы, президент Ильхам Алиев не может пожаловаться на недостаток внимания со стороны ЕС.  В прошлую пятницу председатель Еврокомиссии Жозе Маннуэль Баррозу (Jose Manuel Barroso) вновь сказал дружественные слова в адрес авторитарного правителя. США также с расположением отзываются о государстве на юге Кавказа. В Баку отправились члены Федерального совета Швейцарии, чтобы напомнить о своих пожеланиях. Свои дипломатические представительства в Азербайджане укрепили Австрия и Швейцария. Причина расположения западных государств кроется под Каспийским морем - это газ.

По случаю визита Алиева в Брюссель Баррозу подчеркнул стратегическое значение нового газопровода. С облегчением в голосе он отметил, что южный газовый коридор - не теоретический проект на чертежной доске. Посредством южного коридора ЕС намечает газовые пути из Центральной Азии, Ближнего Востока и восточного Средиземноморья, чтобы снизить зависимость от газовых поставок из России.  Еще недавно судьба южного коридора казалась такой же отдаленной, как звезды на небе.

Проект «Набукко», названный в честь оперы Верди, был анонсирован концерном OMV еще в 2002 году. Будто толчком для его пробуждения, стал разразившийся в январе 2006 года газовый спор между Россией и Украиной, продемонстрировавший наглядный пример недиверсифицированной энергетической политики.

Россия покрывает около четверти всей энергетической потребности Европы. Около 80% российского газового транзита проходили в то время через Украину. Некоторые восточно-европейские государства в большой степени или даже полностью зависят от российского газа. Это выражается и в ценах на газ, которые устанавливает концерн «Газпром». Согласно данным газеты «Известия», такие восточноевропейские государства, как Македония, Польша, Босния и Герцеговина, Чехия и Болгария, платят более 500 долларов за 1000 кубометров газа. Великобритания за российский газ платит 310 долларов, Германия - 380 долларов.

ЕС объявил проект «Набукко» энерго-политическим приоритетом и наткнулся на сопротивление со стороны России. Йонас Гретц (Jonas Grätz), аналитик Центра по исследованию проблем безопасности в Цюрихе, считает, что  поддержка проекта на высоком уровне скорее ему навредила, нежели способствовала. Изначально планировалось, что  газопровод расчетной пропускной способностью 31 миллиард кубометров начнется в Турции и завершится на газораспределительной станции в Баумгартене в Австрии. Газопровод, минуя Россию,  должен был задействовать новые источники газа в Азербайджане, Казахстане, Туркмении, Ираке, Иране или Египте. На пути реализации проекта стояли тяжелые переговоры.

Менеджеры «Газпрома» и официальные российские лица не уставали намекать на то, что «Набукко» - это трубопровод без газа. Переговоры между Турцией и Ираном, как и заключение договора о поставках между швейцарской компанией EGL (сейчас носит название Axpo) и Тегераном, в свете международных санкций в отношении иранской ядерной программы не увенчались успехом. Тем временем, Туркмения обратилась к Китаю и намеревается построить газопровод в Пакистан. Поставки газа из Курдистана на севере Ирака наткнулись на сопротивление со стороны правительства Багдада, который увидел в этом опасность для территориальной целостности страны и для доходов из энергетической сферы. На протяжении многих лет в качестве потенциально нового поставщика газа выступал Азербайджан. Но пока Баку может заполнить только треть мощностей «Набукко».

Пересмотр измерений

Еще одним препятствием оказалось то, что отдельные европейские страны идут по своему пути и не следуют общей внешней энергетической политике, что позволило и российской стороне воспользоваться ситуацией. Большинство задействованных в «Набукко» стран сотрудничают также с его конкурентом - проектом «Южный поток», запущенным в 2007 году «Газпромом» и итальянским концерном Eni. Трубопровод идет через Черное море в Болгарию и заканчивается в Тарвизио в Италии. Долгое время говорили о том, что это всего лишь фантомный проект. С раздутой стоимостью в размере 39 миллиардов евро газопровод слишком дорогостоящий, чтобы являться заменой пути через Украину. Но российский президент Владимир Путин вложил в него репутационный капитал. В прошлом году «Газпром» объявил о запуске строительства трубопровода.

Разрубить Гордиев узел вокруг «Набукко» удалось путем смены измерений. Азербайджан, который стремится компенсировать падения нефтяного производства добычей газа, решил совместно с Анкарой проложить Трансанатолийский газопровод (Tanap) через Турцию. Газопровод соответствует и стремлению Турции стать энергетическим хабом. Таким образом, турецкий участок «Набукко» оказался под вопросом. В мае 2012 года было решено сократить длину газопровода, и образовался его укороченный вариант - «Набукко-Запад» (от турецко-болгарской границы до Австрии), который стал конкурентом проекта газопровода консорциума «Шах-Дениз». Оба газопровода рассчитаны на пропускную способность 10 миллиардов кубометров в год, которая может быть увеличена вдвое.

В результате всех этих зигзагов процесс ускорился. Брюссель перестал отдавать приоритет «Набукко» и  стал подчеркивать важную роль южного коридора, что придало дополнительную уверенность авторам Трансадриатического газопровода. Соображение о том, что Турция станет «новой Украиной» и будет контролировать транзитный маршрут, было отодвинуто в сторону. То, что Азербайджан и Турция взяли ситуацию в свои руки, связано в значительной степени с  имеющимся опытом общения с ЕС. Хотя в 2010 году на пост Еврокомиссара по энергетике был назначен политик (Гюнтер Эттингер), вице-президент Государственной нефтяной компании Азербайджана (SOCAR) Эльшад Насиров описал в 2011 году проблему с европейцами следующим образом: «Процесс принятия решения с ЕС слишком сложный и не предлагает пока четких вариантов».

После многих геополитических размышлений на первый план стали все больше выходить экономические аспекты. Гульмира Рзаева из Центра стратегических исследований при президенте АР полагает, что решение базируется на коммерческих соображениях, хотя стратегическая ценность «Набукко» выше. Эттингер неоднократно отмечал, что «Набукко-Запад» мог бы затронуть больше всего «уязвимых рынков», также в сравнении с Трансадриатическим газопроводом. Понимание того, что решение принимается в Баку, а не в Брюсселе, привело к тому, что Брюссель занял нейтральную позицию по проекту. Но, несмотря на экономические аспекты, для Азербайджана могло оказаться важным еще и то, что при выборе Трансатлантического газопровода Россия не так очевидно будет уязвлена.

При помощи соединительных линий «Набукко» может дойти до Болгарии, Румынии, Венгрии и Австрии, Сербии, Хорватии, а также Боснии и Герцеговины, стран, которые сильно зависят от российского газа. Но и при помощи Трансадриатического газопровода Азербайджан сможет обеспечить газом Болгарию, Албанию, Черногорию, Хорватию и Боснию и Герцеговину. Для последних предусмотрено создание Ионическо-Адриатического газопровода. Однако Азербайджану придется постоянно учитывать фактор России, тем более, что новый министр-президент Грузии настроен к Москве более благосклонно, чем прежнее правительство. Через Грузию проходит как нефте- так и газопровод из Азербайджана в Турцию.

Воздушные замки

За последние годы также произошли изменения в срочности реализации проекта. В Европе спрос на газ из-за ослабившейся экономической мощности снизился,  а потенциальное предложение газа и количество новых поставщиков выросло в связи с форсированным развитием добычи сжиженного газа. Крупные проекты газопроводов оцениваются все критичнее. К тому же, согласно докладу британского концерна BP, в прошлом году Норвегия вытеснила с первого места Россию по объему поставок газа в ЕС. «Газпром» был вынужден снизить цены.

В любом случае, газ из Азербайджана должен пойти только в 2019 году, выход на полную мощность планируется еще позже. В качестве возможного варианта рассматривается использование имеющихся мощностей. То, что решение повлияет на других потенциальных поставщиков, маловероятно.  Проект Транскаспийского трубопровода, по которому газ должен пойти из Туркмении в Азербайджан, а оттуда дальше в Европу, может быть заблокирован региональными странами, например, Россией, в связи с разделом акватории Каспийского моря. Вероятнее всего, как возможный источник газа будет рассматриваться Ирак.

Глава Еврокомиссии Баррозу говорил в последнее время о том, что могут быть реализованы оба проекта, если будет расширен южный коридор. По всей видимости, свои надежды Брюссель еще не оставил.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.