Критики продолжают задавать вопросы о журналистской добросовестности Гленна Гринуолда (Glenn Greenwald), потому что  он полемист, придерживающийся резких взглядов на власть государства и готовый сотрудничать и/или осуждать всех и каждого, кто не соглашается. Дэвид Грегори (David Gregory) выразил свои сомнения в передаче Meet the Press, а Эндрю Росс Соркин (Andrew Ross Sorkin) во время программы CNBC Squawk Box (правда, потом он дезавуировал свои заявления и извинился). Все они спрашивали, не помог ли Гринуолд каким-то образом разоблачителю из АНБ Эдварду Сноудену нарушить закон. Пол Фархи (Paul Farhi) из Washington Post даже усомнился в том, что Гринуолд действовал как журналист, а не кто-то еще.

Эдвард Джей Эпстейн (Edward Jay Epstein) на страницах Wall Street Journal пошел еще дальше, заявив, что Гринуолд и Сноуден могли активно сотрудничать, вместе занимаясь кражей секретов:

Этот спектакль происходил не в вакууме. Авиабилеты, гостиничные счета и прочие расходы за этот период кто-то должен был оплачивать. В Гонконге надо было найти безопасное жилье, надо было нанимать адвокатов, надо было обеспечивать безопасный полет в Москву, в котором Сноудена сопровождала Сара Харрисон (Sarah Harrison).

Читайте также: Рассказавший о слежке в интернете Сноуден - фрик!


Феликс Сэлмон (Felix Salmon) утверждает, что расследования такого рода это здоровое явление: нам нужно задавать вопросы о темных с правовой точки зрения отношениях между конфиденциальными источниками и журналистами. В целом я с ним согласен, однако считаю, что эта статья, да и в целом скепсис по поводу Гринуолда связаны совсем с другим.

Эдвард Сноуден


Эпстейн не задает вопросов по поводу журналистики, когда рассматривает эту трудную тему. По сути дела, его статья это одни безосновательные предположения. Не имея доказательств (и очевидно, будучи в неведении относительно того, что Гринуолд уже опроверг его главные доводы), Эпстейн намекает, что Гринуолд и продюсер документальных фильмов Лора Пойтрас (Laura Poitras) совершили преступления (Джефф Джарвис (Jeff Jarvis) по этому поводу сделал замечательную реплику в Твиттере).

Что любопытно, в статье нет упоминания о Барте Геллмане (Bart Gellman), которому Сноуден также передавал информацию, и который написал историю про АНБ в Washington Post практически одновременно с Гринуолдом, работающим в Guardian. (Пойтрас в обеих статьях указана как соавтор.) Означает ли это, что Эпстейн анализировал действия Геллмана и почему-то решил, что тот никаких правонарушений не совершал? Я понятия не имею! Но очевидно то, что Геллман автор журналистских расследований старой школы, лауреат Пулитцеровской премии, а не какой-то там блогер, документалист или заступник. (Хотя на прошлой неделе бывший главный юрисконсульт АНБ утверждал, что он занимается заступничеством. Геллман сказал: конечно, журналисты всегда заступаются за тех, кто обсуждает секретные полномочия государства.)

Также по теме: Эдвард Сноуден - герой или преступник?


Так что может получиться, что Геллман останется без внимания в книге Эпстейна, а Гринуолд с Пойтрас получат свои приговоры. Не из-за того, что они написали или сделали, а из-за того, кем они являются.

Вопрос о том, кого считать журналистом, не исчезнет сам по себе со временем, когда любой сможет публиковать что угодно, и когда сайт, претендующий на звание журналистского, сможет публиковать явные исторические фантазии и прочую ложь. Газете New York Times, например, придется решить в своих статьях, кого считать журналистом, а кого нет. Как их назовет New York Times, это важно, потому что  это New York Times.

Но на мой взгляд, вопрос о том, «кто есть журналист», надоедливый и скучный. Вопрос типа «а он действительно журналист?» зачастую не является искренней попыткой узнать это. Иногда это просто намек на то, что такой-то и такой-то журналистами не являются, а также прелюдия к тому, чтобы объявить их работу и их заявления нелегитимными. Все это быстро превращается в трайбализм.

Если вас больше всего волнует то, чтобы человек, не отвечающий вашим критериям журналиста, был осужден за обнародование новой информации, то чего вы пытаетесь добиться? Вы можете быть журналистом, который выступает в защиту кого-то или чего-то и придерживается своей политической точки зрения. Либо же вы остаетесь политическим агностиком. И то, и другое вполне легитимно. Но важнее всего это информация, поступающая в публичную сферу, ее достоверность, как она подается, и какие дебаты она вызывает. А не то, кто ее опубликовал, и почему он это сделал.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.