- В скандале со Сноуденом  самый большой шок, похоже, связан  с тем, что американцы шпионили  за своими союзниками в Европе. Как же так?
- Меня это не удивляет. США – это сверхдержава, в свое время их называли мировым полицейским, и так они себя и ведут. Да, может показаться: зачем шпионить за партнером? Чтобы партнеры были управляемыми, чтобы ими можно было манипулировать. Американцы осознают геополитическую угрозу, которую создает для них Китай, соответственно, для них очень важно, чтобы Европа не кокетничала с китайцами, не дрейфовала в сторону сферы влияния Китая.
 
- В самих США наблюдается  растерянность общества в связи с размахом родных спецслужб в контроле за собственными гражданами. Так сказать, борьба против терроризма это святое дело, но не слишком ли вы, парни, увлеклись?
 - Да, увлеклись. Посмотрите  на личность Сноудена. Человек  из правильной семьи, правильно воспитан, убежден в привитых ему ценностях. Какой двойной должна быть мораль в спецслужбах, чтобы такой правильный человек, оказавшись там и увидев эту двойную мораль, решился сделать то, что он сделал? Совершенно ясно, что Сноуден не работал в интересах какой-то другой разведслужбы или страны – ни одна спецслужба не допустила бы таких выпадов со стороны своего агента. Ему позволили бы работать, подниматься по карьерной лестнице в структуре, в которую он внедрился и т.д. В основе поведения Сноудена шок от пропасти между словами и делами.
 
- Складывается впечатление о  каком-то противоречии: с одной  стороны, американские спецслужбы  закидывают свои сети все дальше, в то же время у них достаточно  тяжелых ошибок. Как это получается?
- Американцы мыслят очень  технократически, стереотипно. Им кажется, что во всем мире должна быть такая мотивация, вера, как у них. И когда они с такой установкой пытаются работать в странах или сообществах с совсем другими ценностями и традициями, зачастую получается «облом». Человек – это биологический компьютер, если ему постоянно рассказывать: «мы самые сильные», «мы самые лучшие», то в какой-то момент он перестает слышать окружающий мир. Американцы собирают огромный объем информации, но из-за особенностей их мышления у них недостает хороших аналитиков. Американцы работают бессовестно и грубо.
 
- Может быть, современный терроризм, различные радикальные группировки  это такой качественно другой  «объект», что спецслужбы с ним не справляются?
- Не согласен. Кто вам сказал, что в действительности кто-то хочет с ними справиться? Может быть, процесс важнее результата? У каждой группы есть лидер, идеолог. Вам действительно кажется, что западные спецслужбы не могут «упорядочить» этих лидеров? Разве у американцев нет опыта – как оказывается, многие диктаторы тайно поддерживали довольно хорошие отношения с США. Вместо этого делается противоположное – проводятся какие-то репрессивные акции, которые только льют воду на мельницу этих лидеров. Мне это напоминает политику, когда радикалы обоих флангов ужасно ругают друг друга, но на самом деле кормят друг друга.
 
- Возвращаясь к Сноудену.  Латвия  ведь тоже является партнером  США…
- Здесь уместен анекдот. Стая голодных волков встретила зайца. Зайчик убедил волков, что от его съедения все равно никто сыт не будет, отвел стаю к овцам, попросив, чтобы волки прогнали собаку с капустного поля рядом. Так сказать, всем выгодно. Волки разодрали овец и, набив животы, стали смотреть, где заяц. Проклятье, в суматохе и его задрали! Как-то некрасиво… Похоронили волки зайца, думают, что написать на памятнике. «Наш друг» - какой заяц друг волкам? «Наш родственник» - тоже не годится. В итоге написали: «Наш партнер заяц»… Мы не можем быть партнером для Америки! Да, мы страна член-НАТО. Что касается военных вопросов, да мы союзники, партнеры. Что касается экономических интересов, а также политических, то нам, прежде всего, нужно думать о своих национальных интересах. В бизнесе нет партнеров на долгосрочную перспективу – может быть, на короткий срок, как в школе – «против кого сегодня будем дружить»…. Другое дело, что наша элита на протяжении многих лет не способна сформулировать национальные интересы.
 
- Маленькая Латвия вообще интересна для США?
 - Конечно. Мы на границе  России и Европы. И Эстония  тоже. Скандал вокруг Бронзового  солдата в Таллине не был  выгоден ни России, ни Европе. В свою очередь, не нужно угадывать  с тех раз, кто оказался в  выигрыше от этой ссоры. Наши  политики, руководители сидят за одним столом с другими политиками и руководителями. Если нашими можно манипулировать, то они очень удобны для формирования международного общественного мнения. Классическим примером был конфликт России с Грузией. А именно: были государства, считавшие, что сама Грузия вела себя некорректно. В свою очередь, наши создавали будто бы независимый фон, хор, который «разворачивал» ситуацию на нужные рельсы. Есть также такая вещь, как «разведка через третью страну». И с этого аспекта мы удобны для американцев. Протокол нашего Совета национальной безопасности оказывается в посольстве США… В других странах за это кому-то голову оторвали бы.
 
Но в действительности надо ругать не наши службы, а политическое руководство, которое или не дает службам достаточного финансирования, или не интересуется, чем эти службы на самом деле занимаются. И тогда начинается самодеятельность. Или же из-за недостатка средств службы не способны выполнять свои функции. В этой ситуации нет ничего уникального -  аналогичным образом обстоит также с чиновничеством. Если руководство не контролирует и/или не финансирует, в итоге получается беда.
 
Перевод: Лариса Дереча.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.