Я хочу поговорить о чем-то таком, что я назвала бы «уродизм». Это такая дискриминация, о которой редко говорят, и, все же, те, кто на себе испытывает эту дискриминацию, совершенно не виноваты. И их пол, раса, возраст и сексуальность здесь тоже не имеют значения. Слово «уродливый», как бы это сказать, само по себе неприглядно и уродливо. Хотя, на мой взгляд, звучит оно довольно приятно. Видимо, мне надо постараться и как-то его реабилитировать.   

Я уродина – и этим горжусь. 

Между понятием «привлекательная» (что очень субъективно) и «симпатичная» (что тоже субъективно, но не очень) существует огромная разница. 

Когда называешь себя «уродиной», люди чувствуют себя очень неловко. Наверное, принятые в обществе нормы приличия подсказывают им, что на такие слова надо отвечать рефлекторно, как по Павлову: «Нет, что ты, ты красивая». И всем при этом становится не по себе. 

Дело в том, что фото таких, как я, не печатают в журналах. Я не видела, чтобы люди вроде меня играли главные роли в фильмах про любовь или чтобы у них вообще была любовь. В телевизоре и в кино персонажей с непривлекательной внешностью редко увидишь в постельных сценах, никто не показывает, как они получают удовольствие от интимных отношений или занимаются сексом с красивыми партнерами (и те потом не испытывают чувство сожаления), уродцы редко воспринимают секс без комплексов, как нечто нормальное.   

Но знаете, что? Я сексом занимаюсь. И у меня несколько раз были интимные отношения с очень красивыми мужчинами. И вовсе не потому, что они делали мне одолжение. И не потому, что они занимались этим из соображений благотворительности. И не потому, что были пьяны или делали это на спор. А просто потому, что мы друг другу нравились. 

Теперь, когда мне уже за 30, после многолетней борьбы с чувством собственной неполноценности я поняла, что на самом деле внешняя красота это лишь верхушка огромного и очень симпатичного айсберга. 

Более того, я благодарна судьбе. Я люблю свое большое и неуклюжее тело, и мне нравится мое смешное лицо. И еще я научилась ценить те преимущества, которые у меня есть благодаря моей не слишком привлекательной внешности: 

 

1. Я знаю, что друзьям по-настоящему нравится проводить время именно со мной, и они не воспринимают меня как какое-то гламурное приложение.

2. Я полноценный и надежный человек, обладающий индивидуальностью, потому что для того, чтобы найти друзей, я никогда не могла использовать свою внешность. 

3. На меня не пялятся на улицах и ко мне не пристают в барах.

4. Меня не волнует, что с возрастом я стану «выглядеть хуже». Мне смешно, когда женщины стремятся выглядеть всегда привлекательно и «не стареть» с возрастом. Трудно, должно быть, сознавать, что в молодости ты была красоткой и постоянно этим пользовалась, а теперь с каждой новой морщинкой эта красота увядает, и чары исчезают.  

 

Вы все еще считаете, что «уродизм» это выдумка и на внешность никто не обращает внимания? Могу привести множество примеров. Ну, хотя бы этот. Вот что недавно написал в твиттере один мой приятель:

«Когда в этот понедельник я понял это, моя реакция была, будто на школьной дискотеке меня пригласила танцевать девушка с внешностью "так себе"». 

Знаете, что? Если вы нравитесь кому-то некрасивому, это никак не помешает вашей красоте. И сам флирт от этого не пострадает – он не зависит от того, кажется ли вам человек красивым или уродливым. Все равно, что вы понравились представителю другой расы – это же не повлияет на вашу расу. Более того, я лично не считаю того парня, что написал в твиттере, особым красавчиком. И что тут страшного, если ты нравишься некрасивой девушке? Страшнее будет, если некрасивая девушка не обратит на тебя внимания. Ха-ха!   

Интересно, а если бы я была «хорошенькой», то выступала бы, как и сейчас, в своих сольных комеди-шоу? Разве не проще смеяться над артистом, у которого смешное лицо? И если бы я была сказочно красивой, то, не исключено, что моя красота отвлекала бы зрителей от того, что я говорю.  

Многие критики считают, что я «слишком самокритичная и умаляю собственные достоинства». В моем комедийном персонаже я играю саму себя, изрядно преувеличивая свои качества – так делают большинство комиков. Да, я изображаю из себя этакую взлохмаченную, пошарпанную и утратившую вкус к жизни особу. Но именно эти качества я и ценю в себе больше всего. И только со стороны кажется, что я себя унижаю. «Да как же она может говорить о себе такое?! Да она же просто ненавидит себя!». Вовсе и нет. Я себя ничуть не ненавижу.   

К вашему сведению, я себе очень даже нравлюсь – так же, как и остальные себе нравятся. То есть, я не всегда себе нравлюсь, но достаточно часто, чтобы жить и радоваться жизни.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.