Вильнюсу следует не только гордиться бережливостью, но и заботиться о росте экономики, более внимательно относиться к положению прав человека, в том числе, к положению гомосексуальных меньшинств. Об этом говорил гостивший в Литве председатель Европейской комиссии португалец Жозе Мануэль Баррозу.

На выходных в эксклюзивном интервью газете «Летувос ритас» (Lietuvos rytas) Ж. М. Баррозу поздравил Литву с ответственной миссией — началом председательства в Совете Европейского союза, и заверил, что слухи о распаде ЕС совершенно не обоснованы, поскольку экономический и политический кризисы уже закончились, а союз будет еще больше интегрироваться и от этого становиться только сильнее.


— В особо горячей борьбе за новый бюджет ЕС копья за политическое влияние скрестили самые главные европейские институты — Европейский Совет, изначально заблокировавший бюджет Европарламент и атакованная им Еврокомиссия. Многие расценивают это как еще один признак дезинтеграции или даже распада ЕС. Кто-то утверждает, что это естественные демократические процессы, которые только еще больше усилят европейское интеграционное объединение и подтолкнут его к еще большей интеграции. Каково ваше мнение? — спросил «Летувос ритас» у Ж. М. Баррозу.


— Думаю, принятое соглашение по бюджету на 2014–2020 гг. — важный показатель того, что институты ЕС, включая государства-члены в Совете ЕС, могут работать вместе и достигнуть согласия в отношении бюджета, который поможет Европейскому союзу преодолеть кризис.

Ведь и страны-плательщицы в бюджет ЕС, и получательницы чистой прибыли собрались вместе, пришли к компромиссу и поддержали его.

Европейская комиссия стремилась добиться понимания стран-участниц, что будущий бюджет будет реальным, и что им можно будет распоряжаться. Нам необходим этот бюджет. Он нужен не институтам ЕС, а нашим европейским гражданам, нашим государствам-членам, особенно тем, положение которых сегодня наиболее тяжелое.

Всем государствам-членам нужно, чтобы новые программы финансирования можно было осуществлять с января 2014-го. Думаю, этого возможно достичь.

— Лидеры ЕС уже давно заявляют, что угроза существованию евро исчезла, что, вообще, экономический кризис закончился, а экономика Европы теперь будет становиться более сильной и интегрированной. На чем основан такой оптимизм?

— То, что угрозы существованию евро нет, я понял уже в конце этого года. Нынешнее положение нельзя сравнивать с положением прошлых лет.

В качестве примера давайте посмотрим на правительственные займы: чуть больше, чем через год, Греции удалось выдать аж на три четверти более дешевые займы на 10 лет, а Португалии — более чем на половину дешевые займы.

Это показатель того, что доверие к финансовым рынкам понемногу возвращается. Но это не означает, что кризис закончился. Мы должны еще справиться с огромной безработицей среди молодежи, стимулировать банки снова инвестировать в экономику и, конечно, увеличить конкурентоспособность нашей экономики.

Конечно, территория ЕС не маленькая, и мы предприняли большие усилия, чтобы уменьшить дефицит своего бюджета, а Европейский центральный банк принял особые меры. Но нам следует использовать наше немаленькое европейское пространство для структурной реформы нашей экономики. Такие пожелания Европейская комиссия выразила в рекомендациях конкретным странам. Мы полагаем, что, в том числе, это путь к росту экономики и созданию рабочих мест.

— Элита ЕС утверждает, что основное решение всех проблем — активизация интеграции. Однако многие опасаются, что она еще больше подчеркнет разницу экономического благополучия в разных странах-участницах ЕС, а также выявит неравномерность политического влияния на континенте между крупными игроками (такими, как Германия) и малыми — в особенности, новичками на Востоке. С другой стороны, есть мнение, что углубление интеграции еще больше усилит значение, роль и влияние евробюрократии. Что вы думаете об этом?


— Кризис распространился на всем пространстве Европейского союза, особенно в странах, использующих общую валюту. Кризис показал, что экономика каждой страны очень зависит от экономики других стран.

Поэтому, желая обуздать подобные кризисы-потрясения и пресечь их в будущем, мы предприняли различные шаги, такие как, скажем, правила контроля за бюджетом и экономикой (так называемый сборник шести правовых актов) и общий механизм контроля за банками.

Более интегрированный Евросоюз с более сильными институтами будет не дробить, а объединять Европу.

Стремиться к более сплоченной интеграции призывает и группа «Друзья политики сплочения», важный член которого — Литва. В шестидесятых годах XX века стало очевидно и бесспорно, что интеграция Европы — лучшее оружие против раздробленности европейцев.

Все государства-члены ЕС обладают одними и теми же правами и обязанностями. Мне не нравится искусственное разделение европейских стран на богатые и бедные, новые и старые, центральные и периферические. Сейчас, особенно после болезненного экономического и финансового кризиса, самое время работать вместе на благо сохранения Европейского проекта — единой Европы.

— В связи с трудными временами второе дыхание придано старым стереотипам о Южной Европе — якобы она генетически ленива, коварна, коррумпирована, а также для нее характерна склонность к приспособленчеству. Особенно эти «изъяны» любят подчеркивать в сравнении с Северной Европой, во всех отношениях превосходящей Южную. Немало негативных стереотипов окутывает и Восточную Европу. Как с этим бороться?

— Влияние кризиса на нашу экономику и общество было огромным. Многие люди ищут козлов отпущения, причем везде: будь то Южная Европа, Северная Европа или сам Европейский союз. Эти стереотипы ошибочны изначально и по определению.

Например, посмотрев на количество рабочих часов в разных европейских странах, становится понятно, что мнение, что все греки, испанцы и португальцы — лентяи, неверно. Количество их рабочих часов одно из самых больших в Евросоюзе.

Думая о перспективах развития ЕС, мы должны четко понимать, что нынешний кризис мы испытываем вместе, поэтому и преодолеть его мы можем только совместно. Реанимация нашей экономики должна быть согласованной, и все государства-члены, вне зависимости от того, в какой части карты они находятся, должны приложить к этому усилия.

Наиболее срочные реформы Европейская комиссия указала в традиционных рекомендациях, которые ежегодно предоставляются каждой конкретной стране. На прошлой неделе рекомендации подтвердили руководители государств и правительств. Одна из задач Литвы в ходе председательства в Совете ЕС — следить за их исполнением.

Я уверен, что после возобновления экономического роста и решения проблемы нехватки рабочих мест, губительных стереотипов сразу станет меньше.

— Действительно ли такая не слишком мощная в плане экономики и политики страна, как Литва, пусть даже занимая пост председателя в ЕС, может повлиять на решение фундаментальных проблем всего континента? Возможно, многие в Литве переоценивают значение этого председательства, когда утверждают, что Литва сможет стимулировать весь континент сосредоточиться на самых болезненных проблемах Европы? С другой стороны, немало людей смотрит на председательство, как на возможность для страны получить больше, скажем так, «европейских денег» или заручиться индивидуальным политическим влиянием. Правилен ли такой взгляд?


— Для любой страны — большой или маленькой, богатой или не очень — председательство в Совете ЕС значит огромную ответственность, большую рабочую нагрузку и прозрачность политических действий.

Переход ЕС на новый этап углубления интеграции — это также и период больших экономических трудностей, что естественно.

В ходе подготовки Литвы к председательству в ЕС я поддерживал тесные связи с властными институтами страны. Я убежден, что Литва расставит правильные приоритеты и разумно распределит ресурсы.

Литва будет председателем Совета ЕС в первый раз. Кроме того, это первая председательствующая страна в Европейском союзе, в которых входят уже 28 стран. А особое время, как известно, требует и особого подхода к руководству. Но я твердо убежден в способности Литвы ответственно преодолеть вызовы.

— Литва гордится тем, что она в борьбе с кризисом она подала пример строгой экономии и даже стала маяком для всей Европы, в особенности, для проблемных стран Юга. По вашему мнению, существует ли такая вещь, как литовский рецепт, и хорош ли он в действии?

— Литва предприняла важные шаги для реанимации сельского хозяйства, и в последние несколько лет ее экономика стабильно растет.

Дефицит бюджета Литвы в прошлом году сохранился на уровне 3% ВВП, поэтому Еврокомиссия завершила процедуру избыточного дефицита. Это только что подтвердили министры финансов Европейского союза. И это важный знак для рынков.

Еврокомиссия всегда подчеркивала не то, что обычно называется строгой экономией, а то, что фискальная консолидация и структурные реформы должны содействовать росту экономики, и это видно из наших последних рекомендаций в адрес Литвы. Надеюсь, Литва, как и другие государства-члены, примет это во внимание на будущее в ходе подготовки бюджета и разработки планов реформ экономики.

Это поможет Литве гарантировать долговременный экономический рост и обеспечить условия для введения евро, как это планируется.

— Стоит ли ожидать в ближайшем будущем серьезных изменений в ходе реализации программы «Восточного партнерства»?


— Встреча на высшем уровне по вопросу «Восточного партнерства», которая состоится в ноябре в Вильнюсе, будет важным мероприятием. Еврокомиссия надеется подписать договор об ассоциации с Украиной и первичные договоры об ассоциации с Молдавией, Грузией и Арменией. Достижение этих соглашений — настоящая трансформация «Восточного партнерства». Конечно, для того, чтобы эти намерения были осуществлены нужна твердая готовность наших партнеров реализовать обещанные реформы. Это главное условие составления, пописания и ратификации этих договоров.

— Какие, по вашему мнению, шансы у Украины стать членом ЕС, если, конечно, они вообще есть?


— С Украиной нас связывают цели достижения политической ассоциации и экономической интеграции. Политика «Восточного партнерства» предлагает такой формат отношений всем партнерам. Однако взаимодействие должно основываться на уважении к общим ценностям, таким как демократия, права и основные свободы человека, а также прозрачность судебной системы государства. Надеемся, что Украина к ноябрю придет к тому, чтобы соответствовать критериям, которые еще в декабре были установлены Советом иностранных дел. Это соответствие обеспечило бы необратимость процесса реформ.

— Какие условия ЕС ставит Белоруссии, чтобы установить с этой страной более тесные отношения?

— Развитие двусторонних отношений ЕС и Беларуси зависит от демократизации и модернизации институтов власти Белоруссии. Модернизация должна коснуться систем соблюдения прав человека и правосудия. Нельзя нормализовать отношения с режимом, если не будут отпущены и реабилитированы все политические заключенные. ЕС хочет помочь Белоруссии осуществить все ее международные обязательства в этой сфере.

Мы поддерживаем связи с белорусскими институтами власти на уровне министров и должностных лиц и с гражданским обществом, в основном, в рамках программы «Европейский диалог по вопросам модернизации».

— Когда все страны-члены ЕС будут, наконец, готовы к ведению единой энергетической политики, в том числе, чтобы освободить такие страны, как Литва, от энергетической изоляции и полной зависимости от России?


— Комиссия интенсивно работает над тем, чтобы после 2015 года ни одно государство-член ЕС не было бы энергетическим островом. Мы не хотим, чтобы наши друзья в Европе, прежде всего, в регионе Балтийского моря были бы отделены от европейских и энергетических и газовых сетей.

Поэтому, чтобы связать страны Балтии с энергетической инфраструктурой ЕС, Еврокомиссия реализует План соединения балтийских энергетических рынков, который был инициирован, кстати, мною в 2008 году. Это также будет способствовать углублению региональной интеграции. ЕС также ведет переговоры по вопросам энергоресурсов с Россией в целях оказания помощи странам Балтии.

Кроме того, мы поддерживаем инициативы альтернативных путей и маршрутов поставок топлива. Это необходимо для обеспечения большей энергетической безопасности наших граждан и обществ.

Гармонично и слаженно действующий, объединенный и открытый рынок Европы — лучшее средство обеспечения безопасности доставки энергоресурсов.

Поэтому мы стремимся гарантировать исполнение правил ЕС, включая правила производства энергии, чтобы обеспечить честную и прозрачную конкуренцию.

— Группа литовских политиков обратила внимание Европейского парламента на попытки Литвы запретить сексуальным меньшинствам проведение марша в центре Вильнюса, попытки Сейма полностью запретить аборты, операции по смене пола, распространение европейского законодательства, запрещающего насилие в семье. Как вы считаете, что нужно делать? Возможно, необходимо, чтобы права человека более ясно и точно защищали бы наши самые влиятельные политики?

— Еврокомиссия пристально следит за ситуацией вокруг дискриминации лесбиянок, геев, бисексуалов и трансексуалов в государствах-членах, и, несомненно, отреагирует в случае появления вопросов, требующих вмешательства входящего в компетенции Европейского союза. Например, в 2010 году Еврокомиссия уже обращалась в правительство Литвы и выказывала свое недовольство помехами и нарушениями, связанными с парадом сексуальных меньшинств, который планировался в то время.

Свобода самовыражения и собраний признаны одними из основных прав человека, которые, к тому же, закреплены в Европейской конвенции по правам человека и в Хартии Европейского союза об основных правах человека.

Еврокомиссия не в праве вмешиваться в порядок организации общественных собраний в государствах-членах, однако правовые акты и международные обязательства самих государств требуют, чтобы те уважали основные европейские права. Европейская комиссия верит в желание всех государств-членов это делать.

— Как вы расцениваете возможности президента Литвы Дали Грибаускайте занять один из ключевых постов в системе институтов ЕС, если бы она решила к этому стремиться после завершения своей каденции на посту президента?

— Не могу оценивать достоинства и возможности потенциальных кандидатов, например, на пост председателя Еврокомиссии. До окончания каденции Комиссии осталось 16 месяцев, и я все внимание уделяю важным работам, которые мы еще должны совершить.

Лично я помню большой вклад Дали Грибаускайте в работу Европейской комиссии, когда в 2004–2009 годах она исполняла обязанности члена Еврокомиссии, ответственного за бюджет ЕС. Затем она была избрана президентом Литвы, очень успешно руководила страной во время экономического и финансового кризиса. Уверен, что она успешно будет работать и далее.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.