С тех пор как египетская армия поборола власть традиционных исламских элит, военные стали сторонниками западных идей. Еще 200 лет назад египетская армия способствовала проведению обширных реформ.

Резкие высказывания, которыми турецкие политики сопровождают военный путч в Египте, во многом связаны с прошлым. Турецкому премьеру Реджепу Тайипу Эрдогану хорошо известно, как часто кемалисты в Анкаре отстраняли от власти гражданские правительства. То, что армия в Египте настроена против избранного исламистского президента и «Братьев-мусульман», представляется «дамокловым мечом», нависшим над будущим страны, не только турецкой правящей Партии справедливости и развития (AKP).

То, что военные как в Турции, так и в Египте считаются защитниками светских представлений, связано не только с банальным суждением о том, что военная эффективность требует определенного просвещения по западному образцу. И тот факт, что исторический престиж освобождения нации от колониальных оков должен являться доказательством этой самоуверенности, далеко не убедителен. Кемаль Ататюрк спас Турцию после Первой мировой войны из руин Османской империи. Гамаль Абдель Насер освободил Египет от опеки англичан.

То, что удалось обоим офицерам, является результатом борьбы, которая наблюдалась в истории исламского мира с начала XIX века. Вкратце это можно выразить следующим образом – исламская ортодоксальность против западной современности. Решающим средством в этом противостоянии была армия.

Демонстрации на площади Таксим в Стамбуле, разразившиеся после обнародования плана Эрдогана реконструировать на месте парка Гези здания османских военных казарм, имели более глубокие корни. В этом военном лагере в давние времена находились не солдаты, которых Ататюрк считал своими праотцами, а янычары - гвардия исламской элиты и их традиций.

Символы османского величия

Изначально янычары были военными рабами султана, которых позднее вымуштровали в фанатичных борцов за веру. В конце  XVIII века они образовали государство в государстве и выступали против каждого, кто ставил под вопрос мусульманские порядки. Неудивительно, что янычары в представлении Эрдогана об исламской истории символизируют османскую мощь, а не тех людей, которые препятствовали разного рода реформам.

Ту же роль, что была отведена янычарам, играли в Египте в конце XVIII и начале XIX века мамлюки. И они однажды были военными рабами, которых рекрутировали в степях Центральной Азии. С XII века мамлюки служили в гвардии султана. Даже после того как Египет стал частью Османской империи, они вели автономное существование, которое в конце концов вылилось в фактическое господство. Когда армия Наполеона в 1798 году прибыла в Египет, ей противостояли именно мамлюки.

Модернизаторы, которые в конце XVIII века хотели вести вперед Османскую империю, могли это осуществить только при помощи образованной в современном духе армии. Образцом на этот раз должен был стать Запад, где князьям на протяжении веков при помощи дисциплинированной армии удавалось лишать аристократию ее привилегий и интегрировать в свое государственное устройство. Кроме того, военная мощь этих современных государств оказалась сильнее силы османских войск, так что реформы стали делом выживания.

Первый, кто пошел этим путем, стал султан Селим III (1762-1808). Он привел в страну европейских офицеров, которые создали для него современную армию численностью 10 тысяч солдат. Но янычары разгадали опасность и уничтожили армию вместе с ее предводителем.

Карьера Мухаммеда Али

У албанца Мухаммеда Али (1769-1849) перед глазами стояли эти события, когда он принимал решение о том, чтобы сделать из Египта современное государство. Формально он руководил государством как османский правитель. Опираясь на албанские войска, которые обучались французскими офицерами, в 1811 году он устроил массовое убийство мамлюков.

В результате Египет стал прогрессивной страной исламского мира. Мухаммед Али создал современную систему управления, построил инфраструктуру, начал развивать промышленность. До 1821 года он увеличил доходы государства в пять раз. Армия численностью 170000 человек считалась самой сильной на Востоке и придавала правителю значительную независимость.

Когда в 1821 году в Греции вспыхнуло восстание, войска янычар были неспособны его погасить. В обмен на значительные уступки из Стамбула Мухаммед отправил войска в Пелопоннес. Можно точно сказать, что революция закончилась бы кровавой резней, если бы турецко-египетский флот в 1827 году в Наваринском сражении не получил подкрепление соединённой эскадры Англии, Франции и России.

Из-за несостоятельности своих войск османский султан Махмуд II (1785-1839) принял решение освободиться от своей старой армии. И вновь при помощи западных инструкторов было создано современное войско. В июне 1826 года султан отдал приказ о нападении на лагерь янычар. Многие тысячи солдат погибли. В историю Турции это кровавая бойня вошла как «Благое событие».

Двуликий образ

Но султан и его египетский вассал вместе со своей новой армией не могли добиться полного счастья. Европейские державы препятствовали тому, чтобы они имели выгоду от своей вновь полученной силы. Незаинтересованные в дезорганизации Османской империи, Англия, Россия и Франция останавливали египетские завоевательные походы в Сирию  или уничтожали османские армии при попытках укрепить балканскую границу.

Так, современные армии Египта и Турции стали крайне противоречивыми образами. С одной стороны, они были и являются по сей день важнейшим институтом, следующим светским устоям. С другой стороны, они находились в постоянной зависимости от западных держав, хотя те и обеспечивали обучение и вооружение армии.

Так сформировался современный двуликий облик военных в значительной части мусульманского мира. С одной стороны они являются гарантом территориальной целостности, с другой стороны многими они воспринимаются как коллаборационисты во время уничтожения мусульманских традиций. Они представляют собой продукт западной современности, которая их и дезавуировала.

Подобная двойственность наблюдается и в текущей дискуссии о путче в Египте. Для одних военные являются символами надежды, а для других – пособниками чуждых сил.  Склоняющиеся к последнему толкованию должны понимать, что его пропагандируют сторонники мусульманского устройства общества, у которых есть проблемы с демократическими стандартами.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.