4 января прошлого года местная штурмовая группа из управления по борьбе с наркотиками в 16 часов 40 минут пришла с обыском в дом к Мэтью Дэвиду Стюарту (Matthew David Stewart), проживавшему в Огдене, штат Юта. 12 полицейских действовали по наводке бывшей подруги Стюарта, которая заявила, что он у себя в подвале выращивает марихуану. Спавший голым Стюарт проснулся, когда полицейские начали ломиться в дверь. Думая, что на него напали преступники (как он утверждал позднее на суде), Стюарт схватил свой 9-миллиметровый пистолет Beretta.

Полицейские утверждают, что они постучали в дверь и представились, хотя Стюарт и его соседи говорили, что ничего подобного не слышали. Стюарт выстрелил 31 раз, полиция более 250. Шестеро полицейских получили ранения, а Джаред Фрэнком (Jared Francom) был убит. Стюарт также получил две пули, прежде чем его арестовали. Его обвинили в совершении нескольких преступлений, в том числе, в убийстве полицейского Фрэнкома.

В подвале у Стюарта полиция нашла 16 небольших кустиков марихуаны. Не было никаких свидетельств и улик, говорящих о том, что бывший военнослужащий, ранее не судимый Стюарт продавал марихуану. Отец Стюарта заявил, что его сын страдал от посттравматического стрессового расстройства и мог курить марихуану в качестве меры самолечения.

В этом году в городской совет Огдена поступили жалобы от десятков граждан по поводу того, как в городе вручаются ордера на обыск, связанные с наркотиками. Что до Стюарта, то суд над ним был назначен на апрель, и обвинение добивалось для него смертного приговора. Но проиграв в мае прошлого года слушание по делу о законности ордера на обыск, Стюарт повесился в тюремной камере.

Тактика, примененная полицейскими в случае со Стюартом, не является чем-то необычным. С 1960-х годов в ответ на целый ряд угроз правоохранительные органы по всей стране постепенно стирают грань, отличающую полицейского от солдата. Действуя в духе воинственной риторики и получив фактически военное оборудование и технику, начиная со штыков и винтовок М-16, и кончая бронетранспортерами, американские полицейские силы сегодня думают и действуют как на поле боя. Война с наркотиками, а позднее антитеррористические действия, связанные с 11 сентября, привели к возникновению на американской сцене новой фигуры: вооруженного до зубов воина-полицейского, который готов сурово расправиться с нарушителями закона и представляет все большую опасность для знакомых всем американских свобод.

Сокращение SWAT расшифровывается как «ударная группа с применением специальных видов оружия»( Special Weapons and Tactics). Такие полицейские подразделения обучаются по методике, напоминающей подготовку армейского спецназа. Они учатся врываться в дома при помощи таранов и использовать зажигательные устройства, носящие название светошумовая граната, которые ослепляют и оглушают всех, кто находится рядом. Обычно их цель заключается в «зачистке» здания – то есть, в устранении любых угроз и отвлекающих моментов (включая домашних животных), а также в том, чтобы как можно быстрее усмирить и подчинить себе обитателей этого здания.

Техника полицейского спецназа SWAT


Первые ударные группы SWAT появились в конце 1960-х годов в Лос-Анджелесе. К 1975 году в стране было примерно 500 таких подразделений. Сегодня их тысячи. Согласно исследованию, проведенному криминологом Питером Краской (Peter Kraska) из университета Восточного Кентукки, в 1983 году группы SWAT были всего в 13% американских городов с населением от 25000 до 50000 человек. К 2005 году эта цифра увеличилась до 80%.

Количество рейдов, проводимых полицейскими группами типа SWAT, выросло соответственно. В 1970-е годы их было всего несколько сотен в год, к началу 1980-х – 3000 ежегодно. В 2005 году (это последний год, за который Краска собрал данные) количество таких рейдов составило приблизительно 50000.

Сейчас свои собственные группы SWAT имеет целый ряд федеральных ведомств, включая Службу охраны рыбных ресурсов и дикой природы, НАСА и Министерство внутренних дел. В 2011 году ударная группа SWAT из Министерства образования неумело провела облаву на женщину, которая, как сообщалось вначале, находилась под следствием за непогашение своего студенческого кредита, хотя позднее это ведомство заявило, что ее подозревали в мошенничестве с федеральными студенческими займами.

Если отбросить в сторону детали этого дела, то стоит вспомнить, какую оно вызвало шумиху в прессе из-за того, что общество узнало о существования штурмового подразделения в составе Министерства образования. Ни одно из таких федеральных министерств не ответило на мою просьбу о предоставлении информации относительно того, почему они считают необходимым иметь столь мощные подразделения военного образца.

Американцы давно уже с опаской относятся к использованию военных во внутренних целях по наведению порядка. Обеспокоенность по поводу возможных злоупотреблений и нарушений возникла еще в то время, когда создавалась конституция. Отцы-основатели с тревогой говорили о постоянных армиях и о запугивании населения чрезмерно усердными представителями исполнительной власти, которые могли взять на вооружение прецеденты, созданные европейскими императорами и монархами.

Идея о создании первой группы SWAT в Лос-Анджелесе возникла во время внутренних общественных беспорядков в середине 1960-х годов. Дэрил Гейтс (Daryl Gates), работавший в то время инспектором в полицейском управлении Лос-Анджелеса, стал все чаще возмущаться по поводу неспособности своего ведомства эффективно реагировать на такие инциденты как беспорядки в Уоттсе в 1965 году (гражданские беспорядки в пригороде Лос-Анджелеса Уоттсе в период с 11 по 17 августа 1965 года. В результате шестидневных беспорядков 34 человека погибли, 1032 получили ранения, 3438 были арестованы – прим. перев.). Ему очень нравился спецназ морской пехоты, и он начал задумываться о создании элитного подразделения полиции, которое могло бы действовать методами специальных сил в случае возникновения опасных внутренних беспорядков и волнений.

Гейтсу вначале было очень трудно проталкивать свою идею. Шеф полиции Лос-Анджелеса Уильям Паркер (William Parker) считал, что такой замысел может нарушить грань между армией и правоохранительными органами. Но когда в 1966 году эту должность занял новый начальник Томас Реддин (Thomas Reddin), Гейтс получил «добро» на формирование и подготовку такого подразделения. К 1969 году его группа SWAT была готова к проведению своего первого рейда против оказавшей сопротивление ячейки «Черных патнер».

Примерно в то же время президент Ричард Никсон объявил войну наркотикам. В рамках этой кампании в органах охраны правопорядка было принято несколько довольно жестких новых мер, включая проведение неожиданных обысков и налетов. Такая тактика позволила наркополицейским врываться в дома без стука и без объявления о прибытии полиции, как было принято ранее. После острейших дебатов конгресс в 1970 году принял закон, позволяющий федеральным агентам наркополиции проводить рейды без предупреждения.

В последующие годы случилось несколько историй, когда федеральные агенты врывались в частные дома (зачастую без ордера) и терроризировали ни в чем не повинных граждан и их семьи. Конгресс в 1974 году отменил этот закон, однако вскоре этим меры все равно вернулись в практику работы полиции (уже без утверждения в конгрессе).

Полицейский спецназ SWAT


При администрации Рейгана методы работы отрядов SWAT стали буквально боевыми в ходе войны с наркотиками. К концу 1980-х годов в составе совместных оперативных групп действовали полицейские и военнослужащие, перехватывая потоки наркотиков. В небе над Калифорнией летали вертолеты национальной гвардии и самолеты-шпионы U-2, занимавшиеся поиском посадок марихуаны. Когда полиция выявляла подозреваемых, на место слетались войска национальной гвардии, управления по борьбе с наркотиками и прочих федеральных и местных правоохранительных органов в полной боевой экипировке, и уничтожали посевы, хватая тех, кто их выращивал.

Сторонники таких методов утверждали, что наркоторговцы приобретают еще более мощное оружие, и что полиции в этой гонке вооружений надо идти на шаг впереди. Действительно, было несколько известных случаев, когда полиция не обладала огневым превосходством. Однако имеющиеся данные указывают на то, что это не было распространенным явлением. В 1991 году либеральный аналитический центр Independence Institute провел исследование и выяснил, что менее одной восьмой убийств, составляющих 1% преступлений в США, было совершено с применением оружия армейского типа. В 1995 году Министерство юстиции провело свое исследование, а в 2004 году Национальный институт юстиции (National Institute for Justice) свое, и авторы обоих пришли к аналогичным выводам: подавляющее большинство преступлений совершается с использованием легкого огнестрельного оружия, причем не особо мощного.

Новый век принес с собой войну с террором, а вместе с ней появились новые обоснования и новые ресурсы для милитаризации полиции. По данным Центра следственной журналистики (Center for Investigative Reporting), Министерство внутренней безопасности с момента своего создания в 2002 году раздало в виде грантов 35 миллиардов долларов, и большая часть этих средств пошла на закупки военной техники и вооружений, таких как бронетранспортеры. Только в 2011 году в рамках пентагоновской программы по наращиванию боевых возможностей полиции местные правоохранительные органы получили оборудования на 500 миллионов долларов, что стало рекордом.

В последнее десятилетие произошел весьма тревожный сдвиг задач, выполняемых ударными группами полицейского спецназа. Когда в стране возникло повальное увлечение покером, многие полицейские управления начали направлять спецназ для проведения обысков в гаражах, подвалах и офисах Организации ветеранов иностранных войн по подозрению в проведении азартных игр. Согласно сообщениям прессы и данным, полученным от организаций игры в покер, подобных рейдов были десятки, и они проводились в таких городах как Балтимор, Чарльстон, и Даллас.

В 2006 году полицейский из отряда SWAT застрелил в округе Фэрфакс, штат Виргиния, 38-летнего оптика Сэла Кьюлоси (Sal Culosi). Расследование в отношении Кьюлоси начали после того, как один оперативный сотрудник, работавший под прикрытием, услышал, что Кьюлоси делает ставки на футбольные матчи со своими дружками в баре. Полиция направила на захват Кьюлоси группу спецназа, хотя у того раньше не было ни судимостей, ни приводов в полицейский участок. Когда за Кьюлоси прибыл спецназ, один полицейский произвел единственный выстрел, и пуля попала подозреваемому прямо в сердце. Полицейские заявили, что выстрел был произведен случайно. Родственники убитого подозревают, что полицейский увидел, как Кьюлоси полез в карман за сотовым телефоном, и подумал, что у него там пистолет.

Такие похожие на атаки рейды в последние годы используются даже в рамках обеспечения соблюдения нормативных законов и правил. Вооруженные федеральные агенты из Службы охраны рыбных ресурсов и дикой природы в 2009 году провели рейд в Нэшвилле в цехе завода компании Gibson Guitar по изготовлению музыкальных инструментов, подозревая, что там в работе используется древесина лиственных пород, незаконно вывезенная с Мадагаскара. Компания в 2012 году решила дело в суде, согласившись на выплату штрафа в 300000 долларов и признавшись в нарушении закона Лейси об охране природы. В 2010 году полицейское управление Нью-Хейвена, штат Коннектикут, направило свою штурмовую группу SWAT в местный бар, заподозрив, что там выпивают несовершеннолетние. Но по степени абсурда все рекорды побила история 2006 года с тибетскими монахами, которые во время визита в Америку с миссией мира просрочили свои визы. Будучи в Айове, эти незадачливые миссионеры были задержаны спецназовцами в полной боевой экипировке.

К сожалению, действия агрессивных и хорошо вооруженных подразделений полицейского спецназа зачастую приводят к ненужному кровопролитию. Были случаи, когда гибли прохожие, а также полицейские, которых люди принимали за грабителей и открывали по ним огонь, как это было (предположительно) в случае с Мэтью Дэвидом Стюартом.

Президент РФ Д.Медведев посетил базу отряда ОМОН "Зубр" в Щелково


Я провел собственное исследование и собрал более 50 примеров того, как в ходе рейдов по исполнению ордеров, относящихся к преступлениям ненасильственного характера и к правонарушениям по согласию участников (это преступления, связанные с употреблением наркотиков и азартными играми, в которых все стороны участвуют добровольно), гибли ни в чем не повинные люди. Среди жертв были посторонние лица, либо полиция позже не находила никаких доказательств совершения преступлений, по которым проводилось расследование. Среди жертв была 92-летняя женщина Кэтрин Джонстон (Katherine Johnston), убитая в 2006 году наркополицейскими из Атланты, действовавшими по неверной подсказке информатора. Во время рейда наркополиции в Калифорнии в 2000 году полицейский SWAT случайно застрелил 11-летнего Альберто Сепулведу (Alberto Sepulveda). В ходе рейда во Фрэмингеме, штат Массачусетс, в 2011 году полицейский убил Юри Стэмпс (Eurie Stamps), заявив позднее, что это был самопроизвольный выстрел. Стэмпс не был даже подозреваемым.

Что нужно сделать, чтобы положить конец таким чрезмерным действиям полиции? Очевидно, что начать следует с отказа от федеральных грантов, подталкивающих полицию к приобретению экипировки и вооружений, больше подходящих для войны. Кроме того, очень важно изменить культуру милитаризации американских правоохранительных органов.

Задумайтесь над рекламными роликами по набору в полицию (их полно на YouTube). Там копы часто спускаются по веревке с вертолетов, стреляют из мощного оружия, ломают двери и хватают подозреваемых. Такие рекламные кампании стали олицетворением культуры полиции, которая слишком изолировалась от общества, стала конфронтационной и милитаристской. И люди стали приходить в полицию совсем по другим причинам.

Если пробежаться по полицейским дискуссионным форумам или побеседовать с сотрудниками полиции кто помоложе, то часто можно увидеть и услышать фразу типа «Сделаю все что угодно, лишь бы вернуться домой живым и здоровым». Такие настроения говорят о том, что каждый контакт с гражданином полицейские могут считать последним. Не помогает и то, что политические руководители поддерживают такой милитаристский имидж полиции, как это сделал в 2011 году мэр Нью-Йорка Майкл Блумберг (Michael Bloomberg), заявивший: «У меня в полицейском управлении Нью-Йорка есть своя армия – седьмая по численности армия в мире».

У американского полицейского должны появиться иные мотивы, кроме стремления дотянуть до конца рабочего дня. Да, полицейское управление Лос-Анджелеса дало нам первое подразделение SWAT, но его лозунг полностью соответствует идеалу американской полиции: защищать и служить.

Безусловно, ударные группы SWAT имеют право на существование, но их необходимо использовать в тех довольно редких ситуациях, когда жесткие действия полиции остаются единственной надеждой на спасение жизни людей. И уж конечно, они не должны превращаться в современную полицию нравов.

Многие ветераны полиции и отставники рассказывали мне, как сильно их тревожит милитаризация в полицейских рядах, которая зашла слишком далеко. Те, кто думают, что шанс для реформ еще сохранился, обычно придерживаются идеи о поддержании порядка по месту жительства. Такой метод в большей степени зависит от гражданского общества, нежели от жестокой силы.

При использовании такой совершенно отличной методики работы полицейские обходят свою территорию, общаются с жителями и считают себя неотъемлемой частью того квартала или района, который они патрулируют. Поэтому они заинтересованы в поддержании порядка на своем участке. В таком качестве полицейский больше похож на дружелюбного участкового, нежели на робокопа с парализующим электрошокером.

Рэдли Балко – автор опубликованной в этом месяце книги «Rise of the Warrior Cop» (Полицейский-воин).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.