Французский философ и социолог Эдгар Морен (Edgar Morin) описывает современный туризм так: «Это стремительное мелькание картинок, позиция зрителя. Родство между туризмом и кинематографом ярко демонстрируют групповые поездки на специальных автобусах: сидя в удобных креслах, зрители смотрят на окружающее через стекло, которое представляет такую же отделяющую их от мира преграду, как телевизионный экран, фотография в журнале или стеклянные стены современной квартиры». Характеристика, которую дает Морен, представляет путешествующего в виде безвольного клиента туристического бизнеса. Человек, выезжающий в отпуск или на каникулы, должен принять роль пассивного наблюдателя демонстрируемых ему достопримечательностей. Он принимает участие в подготовленной заранее программе, на реализацию которой он не имеет ни малейшего влияния. А раз он становится зрителем, должно быть и зрелище. Таким зрелищем предстает мир, будто акула в аквариуме: на первый взгляд такой же экзотический и дикий, как ему и положено, а на самом деле, безопасный, изолированный за стеклом, застывший в искусственной позе в неестественной для себя среде. 

Города сводятся к выделенным туристам анклавам, конкретным архитектурным памятникам и ресторанам, зоны отдыха - к ухоженным пляжам и местам, превращенным в «прелестные уголки», даже местные жители - это подобранная группа специалистов по контактам с приезжими. Гиды и путеводители сообщают об опасностях, исходящих от столкновения культур и взаимного незнания, но достаточно только не сворачивать с проложенных путей и никакой опасности не будет - ведь турист встретится исключительно с «аборигенами», которые зарабатывают на гостях, а, значит, готовым к любого рода неловким ситуациям, и с такими же туристами, которые искренне убеждены в том, что цивилизация - это они, и вообще - кто платит, тот заказывает музыку. 

Ключевые понятия словаря туриста подобного рода - это организация, упомянутые выше развлечения и отдых. «Организованные индивидуальные и групповые туры», «организация вашего свободного времени» гласят рекламные буклеты турбюро. За подготовку, форму и реалии путешествия отвечает организатор, а не турист-зритель. Ему остается только рассматривать все то, что было для него устроено. Предполагается, что его ничто не будет беспокоить: беспокойства в стоимость поездки не включены. Так что турист соглашается на манипуляцию, на то, что он получит ровно столько, сколько сможет предоставить (в значительной степени анонимный) распорядитель его свободного времени; он не может и не хочет вмешиваться в спектакль, называемый путешествием, потому что главная его цель - предаваться забавам и роскошеству ничегонеделания вдали от привычных будней, то есть отдыхать в незнакомом (в обозначенных рамках) месте. Эти формы проведения досуга вносят в роль зрителя черты беглеца: работа и дом остаются далеко за спиной, можно сбросить с себя бремя зависимости от чего бы то ни было, насладиться личным временем, противопоставленным ритму «нормальной» жизни. Зритель наблюдает на экране ненастоящую жизнь и осознает это, а турист описанного выше типа, прикоснувшись к подобной фикции, возвращается в реальность, обогатившись стандартными воспоминаниями, подтвержденными стандартными сувенирами. 

Это стройная, простая и понятная концепция. Но ее становится мало. Пассивный потребитель туристических предложений все чаще уступает место любителям новой модели управления свободным временем - имиджевого туризма. 

 

Поездка за имиджем

 

Даже если мир остается большим и манящим зрелищем, турист обновленной формации оказывается в нем уже отнюдь не зрителем. Он руководствуется иными принципами, спорит с мастерами туристических игр по поводу навязываемого маршрута и сам его выбирает, ставя перед собой совсем иные цели. Попросту говоря, он иначе понимает идею туризма. 

Во-первых, ему не подходит участие в событии, которое управляется извне: он сам стремится играть роль сценариста и режиссера. Он осуществляет выбор и устремляется за своими мечтами, которые могут иметь совершенно реальную форму. Пусть агентства забрасывают его почтовый ящик яркими брошюрами, которые знатоки наших потребностей и слабостей наполняют обещаниями, одновременно подчеркивая в каждой строчке нашу уникальность. Наш герой знает, что он уникален, и не нуждается в комплиментах продавцов минутного счастья. Он совершает выбор в соответствии с принятым ранее решением, осторожно и с должной долей скепсиса. Как ужасный клиент, пришедший не «за покупками», а за конкретным товаром, который берет с полки только то, что он ищет, и только за это готов платить деньги. 

Всегда стоит рассмотреть разные предложения, сравнить прейскуранты, качество услуг, но это лишь средства на пути к удовлетворению личных стремлений. Окончательное решение принадлежит туристу: горы должны быть горами, намеченная страна - именно той страной, а не ее суррогатом, а экстремальные условия должны соответствовать представлениям об экстремальности. С данной перспективы вопрос доступных в конечной точке путешествия полотенец просто теряет смысл. Можно сказать, что меняется и иерархия прочих критериев выбора: в погоне за осознанной мечтой цена не всегда оказывается решающим фактором. Если уж позволить себе немного безумства, взять кредит, влезть в долги как-то иначе, то это самый подходящий момент. Второго шанса может уже не представиться. 

Имиджевый путешественник благосклонно смотрит на туризм, вырастающий из самостоятельности, квалифицированный, то есть наиболее требовательный, предназначенный для людей «экипированных» умениями, волей борьбы с препятствиями, закаленных, обладающих физической и психической силой, жаждущих знаний или подвигов (или того и другого). Предназначенный для исследователей, которые воспользуются удобствами, только если те разумным образом помогут избежать лишних хлопот, но не откажутся от путешествия, если эти удобства отсутствуют. Бывает, что выбор традиционной формы туризма - это вынужденная мера, продиктованная, например, безопасностью семьи. Но и тут можно найти небанальные варианты или, по крайней мере, их суррогаты, чтобы удовлетворить свое желание выделиться: может, жена захочет украсить руки экспортным вариантом мехенди - традиционной росписи хной? Или дети поборют каникулярную лень и согласятся отправиться по бездорожью? Почему лежание на пляже не может считаться наградой за усилия, вложенные в занятия виндсерфингом или ныряние? 

В такой позиции нет места эскапизму. Турист не бежит от работы, будничных обязанностей, регулярности или монотонности обычного существования. Он ищет перемен, а не укрытия, в которое нужно бежать от себя самого и окружающих в попытке раскрыть истинное «я». Это «я» туриста вполне устраивает, хотя его всегда можно чем-то обогатить. В этом смысле богатый новым опытом отдых становится дополнением к круглогодичному циклу борьбы с профессиональными вызовами и личной жизнью. Интегральной частью того, кем является человек, и каким он хотел бы казаться своему окружению.  

И здесь мы подходим к главному пункту: современный турист, отправляясь в путешествие, стремится не только отдохнуть и набраться впечатлений, но и укрепить свой имидж. Задача человека, активного в профессиональной сфере, - перенести эту активность во все области жизни. Он не может позволить себе почивать на лаврах и опускаться. Его досуг говорит о нем столько же, сколько уровень профессиональной активности. Поэтому даже к отпуску следует подходить профессионально. Важно, куда мы едем, и что мы там будем делать. Говоря чуть более официально, туристическое мероприятие служит как самореализации, так и созданию образца отдыха, адекватного для общественного статуса данной группы, или по меньшей мере не выходит за рамки этого образца. 

Было бы неверным считать, что мы имеем здесь дело со снобизмом или бахвальством, хотя такие мотивировки, наверняка, нередки. Дело, в первую очередь, в последовательности. Человек, который должен каждый день принимать самостоятельные решения, быть инициативным, стойким и расширять свои горизонты, то есть самосовершенствоваться, чувствует давление этих требований, даже когда его никто не контролирует. Имидж нельзя отложить в сторону во время отдыха, он запылится. 

 

Турист-документалист 

 

Турист с менталитетом зрителя возвращается из отпуска с горстью хаотичных рассказов и ворохом сувениров. Квалифицированный турист волочит за собой на обратном пути имиджевый багаж. Состоит он из трех частей. Первую можно назвать инфраструктурой документалиста. В нее входят все приборы, которые позволяют записать и архивировать свою поездку. Так что мы обнаружим здесь первоклассную фото- и видеотехнику, а также устройства, которые позволяют поддерживать контакт с родиной. Ведь когда фотографии и видеоматериалы будут уже готовы, их следует послать домой, знакомым или просто положить в открытый доступ на странице в фейсбуке, снабдив соответствующим комментарием. Разумеется, существует вероятность, что заинтересованные лица поверят в устные сообщения, однако не повредит представить более документальные доказательства. Лучше всего упорядоченные и прошедшие отбор: порядок в пространстве памяти хорошо свидетельствует о ее хозяине. Образы - это элементы воспоминаний и наоборот. Каждая фотография - это отдельная история, регистрация эмоций, след встречи с иным. Благодаря этому путешествие, совершенное один раз, продолжает длиться, пока есть те, которые были бы готовы о нем слушать. 

Вторая часть имеет совсем иной характер: это нематериальный, но на самом деле более долговечный, багаж. Сумма опыта (а речь сейчас о ней) не равна сумме воспоминаний. Опыт становится частью личности участника путешествия. Он возвращается из отпуска изменившимся, чувствует себя более зрелым, более уверенным в себе. Он впитал места и людей, с которыми столкнула его судьба. «Я там был», «я посещал», «я участвовал», «я узнал» - в этих словах заключается свидетельство живой неподдельной связи с миром, о котором ведется рассказ, завоеваний, обладания. Слушатели видят, что турист вышел на новый уровень искушенности, знания, рефлексии. Перед ними эксперт. 

Есть еще третья часть, вновь материальная и на первый взгляд не слишком серьезная. В нее входят трофеи. Это вызывающие восхищение и зависть документы - дипломы окончания разного рода летних курсов, удостоверения поднявшегося очень высоко или спустившегося очень глубоко, сертификаты, которые, правда, ни на что не дают права, зато свидетельствуют об активности и принятии вызовов. Иногда это документальное подтверждение каких-то близких связей: приглашения, пропуски, пожелания, подписанные фотографии, книги с автографами. Артефакты, формирующие имидж особенно эффективно в культуре, где гипс на сломанной ноге при поездке на горнолыжный курорт вырастает в ранг объекта желаний тех людей, кто не переживал ничего подобного. 

Другой вид трофеев - это экзотические предметы - в целом изделия местных кустарных промыслов. Они сделаны для гостей, однако добыть их сложнее, чем пластмассовые шедевры, продающиеся на главных туристических маршрутах, и в этом их преимущество. Как и в том, что многие из таких предметов запрещено ввозить в страну проживания туриста, однако его природа требует нарушения всевозможных предписаний об охране исчезающих видов или о перевозке опасных веществ. Трофеи в виде живых представителей тех же видов фауны и флоры обойдем сострадательным молчанием и оставим их бдительности таможенных служб. 

Коллекции имиджевого багажа могут быть важнее, чем сама поездка. Отпуск проходит, а сувениры и опыт остаются, освежая воспоминания. Сложно оценить, сколько в этом тщеславия, а сколько истинной потребности сохранить некий след минувших событий. Важно то, что они работают на имидж. И нет ничего дурного в том, что мы хотим наполнить себя этими фрагментами отдаленных уголков мира, пока забота о внешнем впечатлении не вытеснит потребности время от времени оказаться в каком-то другом месте. Но, пожалуй, потребность в создании имиджа пропадет первой.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.