Вашингтон – Суд над рядовым американской армии Брэдли Мэннингом поставил под вопрос традиционное определение предательства.
На смену классическому «кроту», сливающему секретные документы иностранному государству, пришел младший аналитик, который может передать общественности горы информации при помощи нескольких компьютерных клавиш.

Может ли закон справиться с подобным вызовом?

Полковник Дениз Линд (Denise Lind), судья военного трибунала, во вторник признала Мэннинга виновным в нарушении нескольких законов, включая некоторые части Акта о шпионаже, однако она не признала его виновным в пособничеству врагу. Это более серьезное обвинение, которое потенциально может повлечь за собой пожизненное заключение.

По словам аналитиков, правительству пришлось бы преодолеть более высокое препятствие, чтобы  доказать, что Мэннинг умышленно помогал врагу. Властям пришлось бы доказать, что он мог бы на разумных основаниях заключить, что эта информация могла бы оказаться в руках врага после того, как  он передал ее WikiLeaks. 

«Они не доказали вне всяких обоснованных сомнений, что у него было конкретное намерение помочь врагу», - сказал Фил Кейв (Phil Cave), бывший  военный юрист, сейчас занимающийся частной практикой.

Обычно это легче доказать в более традиционном деле, когда подозреваемый предатель передает информацию иностранному агенту напрямую. Мэннинг настаивал на том, что он руководствовался альтруистическими причинами.

Аргумент властей состоял в том, что Мэннинг, будучи аналитиком разведки, знал, что информация могла бы оказаться полезной для «Аль-Каиды».

«Этот случай, когда информация была передана WikiLeaks, немного отличается от других, однако суть заключается в том, что произошло с этой информацией после того, как ее передали», – говорит Гэри Бартел (Gary Barthel), бывший начальник военно-юридической службы Корпуса морской пехоты США.

Обвинение настаивало на том, что Мэннинг помог «Аль-Каиде», передав тысячи страниц документов организации WikiLeaks. Некоторые документы были найдены в компьютере, который принадлежал Усаме бен Ладену.

«Он не был разоблачителем, он был предателем», – сказал в завершающем выступлении обвинитель, майор Эшден Фейн (Ashden Fein).

Некоторые эксперты в сфере юриспруденции считают, что конгрессу стоит пересмотреть закон о пособничестве врагу в свете технологических изменений и меняющейся природы угроз США.

«У “пособничества врагу” есть такой старинный причудливый аспект, звучащий, словно “кавалерийское формирование”», - сказал Юджин Фиделл (Eugene Fidell), преподаватель военной юриспруденции на юридическом факультете в Йельском университете. 

И все же выдвинутые против Мэннинга обвинения в нарушении этого закона демонстрируют, что администрация Обамы склонна воспринимать Мэннинга и Эдварда Сноудена, подрядчика АНБ, который также обнародовал секретную информацию, как угрозу для нации.

«Администрация настроена по этому поводу очень серьезно, - сказал Фиделл.  – Мэннинг был отрезвляющим предупреждением, также как и Сноуден».

Критики, включая американский Союз за гражданские свободы, сказали, что вердикт стал попыткой «заткнуть» любого человека, желающего передать общественности важную информацию.

Однако аналитики считают, что администрация пытается справиться с растущими угрозами безопасности страны.

Сегодня США столкнулись с угрозами от тысяч людей, имеющх доступ к информации и возможностью мгновенно ее опубликовать.

«Еще важнее наказывать за эти преступления, – сказал Бартел. – С (современными) технологиями информацию распространять стало гораздо легче. Армии и правительству необходимо занять очень твердую позицию в этом вопросе». 

«Он подверг огромное количество людей огромной опасности, – считает Дэниэл Бенжамин (Daniel Benjamin),  бывший координатор в сфере противодействия терроризму госдепартамента США, который сейчас является директором Центра международного взаимопонимания имени Дартмута Дики. – Абсурдно говорить, что  это служит на благо обществу.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.